Реклама

Пятница, 30 сентября 2016 08:40 // Прочитано 663 раз

О спектаклях «Ремесла»

В прошлом номере мы начали говорить о прошедшем в декабре фестивале молодой режиссуры «Ремесло». Настала пора продолжить и рассказать о спектаклях фестиваля, о тех тенденциях, которые они выявили. Поскольку дело было в декабре, а на дворе февраль, то хронологической последовательности я позволю себе не придерживаться. Кроме того, в программе фестиваля сами собой проявились жанрово-тематические блоки: детский, национальной классики, современной драматургии, новых сценических форм.

С детским театром в нашей стране тяжело. Мне уже не раз доводилось писать об этом. Недостаточно актуальной детской драматургии, отсутс­твует системный подход, эстетическая программа в театрах для детей, театры кукол испытывают катастрофическую нехватку режиссерских кадров, а в драматических театрах детские постановки зачастую просто средство для заработка. В Казани и Республике Татарстан дела также не ахти. Хотя справедливость требует отметить, что время от времени случаются и удачные работы. Несколько лет назад я с удовольствием, взахлеб, писал о спектакле «Коза и овца» театра «Әкият», радуют порой челнинские кукольники, изредка удаются спектакли в русском тюзе, среди которых шедевр – «Дикий», еще реже удаются детские постановки в театрах республиканской периферии. В татарском тюзе помню лишь один спектакль, достойный упоминания – «Әйт әле, Күбәләк». Хоть и неприлично писать о своем театре, но нельзя обойти стороной спектакль «Игра с монстриком» в постановке Радика Бариева. В целом же, есть только один драматический театр, который ведет осознанную репертуарную политику детских спектаклей, поддержанную удачными постановочными решениями – театр «Мастеровые». Фестиваль «Ремесло», к сожалению, не выявил спектаклей для детской аудитории, которые пошатнули бы грустные реалии. Бугульмински государственный русский драматичес­кий театр имени А.Баталова – редкий гость в Казани. Больших, серьезных гастролей у бугульминцев здесь не было с советских времен. Театр гораздо лучше знают в сопредельных республиках, чем у нас. А театр, между тем, самобытный, с крепкой труппой, занятным репертуаром. С большим трудом удалось вытащить коллектив на «Ремесло» со спектак­лем «Самый секретный секрет» по пьесе Ксении Драгунской в постановке Рияза Усманова. Увы, спектакль про поколение детей, растущих без пап, оказался решен в однообразной стилевой манере циркового представления, без каких-либо внятных мотиваций персонажей, с драйвом – молодые актеры театра органично существуют в предложенном режиссером рисунке, но без смысла. Удачной этой постановку не назовешь даже при самом большом желании. Вместе с тем, казанские зрители сумели по достоинству оценить мас­терство бугульминской молодежи, владение речью и пластикой. 
 
Еще одним спектаклем-разочарованием стала постановка «Как увидеть волшебство?» режиссёра Юлии Захаровой в творческой лаборатории «Угол». Режиссёр сама написала текст пьесы, создала эскизы костюмов и кукол, выступила как актриса в главной роли. Очевидно, эта распылённость и неопытность в работе с кукольным жанром подвела одного из талантливых казанских режиссёров. Драматург из Захаровой вышел никудышный, пьеса вполне претендует стать иллюстрацией к семинару «Как не надо писать для детского театра». Бессмыслица текста, перекликаясь со статичным оформлением, и отсутствием в игре актрис хоть какой-либо органики, закономерно рождала скуку, а затем и раздражение – когда же это, наконец, закончится? Действие буксовало в каждой сцене, персонажи, раз появившись, исчезали, не успев прожить на сцене хоть какую-то судьбу. Словом, полное фиаско. А вот куклы к спектаклю мне показались весьма любопытными, кукол жалко…
 
На фоне этих работ спектакль «Оскар и Розовая дама» Набережночелнинского театра кукол и «Вой­на глазами детей» Казанского тюза выглядели солиднее. Оба этих спектакля рассчитаны на подростковую аудиторию, оба не оставляют сомнений в высокой исполнительской культуре, во внятной режиссуре. Хотя спектакль челнинцев сделан крепче, профессиональнее, мизансценически разнообразнее, теплее по интонациям, с уважением к кукле. Во всяком случае, исполнительница роли Розовой дамы – Татьяна Салихова дала понять, что заслуженно выиграла номинацию прошлогодней «Тантаны». Спектакль Туфана Имамутдинова придуман талантливо, но, как мне кажется, русские актёры не сумели полноценно заменить немецких исполнителей, а самое главное – не определён адресат постановки. Это вообще большая беда спектаклей для подростковой аудитории, когда создается впечатление, что для детей форма и смыслы еще недостаточно понятны, а для взрослых это уже давно пройденный материал. В спектакле немало проблем и по части по организации темпоритма, драматургический каркас Рут Винекен изрядно пошатывает, обилие сюжетных повторов утомляет, а количество финалов превосходит допустимые нормы. Но я в любой момент готов броситься на защиту «Войны глазами детей» от упреков в искажении исторической картины, в недостатке патриотизма и прочих беспочвенных обвинений. Да, это совсем не шедевр, но это честно, с уважением к зрителю и к истории сделанная работа.
 
Сегодня все большое значение для российского театрального процесса приобретают так называемые «кросс-жанровые» постановки. Одним из открытий фестиваля стал спектакль «MYNURIEV» из Санкт-Петербурга в постановке Галины Ждановой с хорошо известным казанской публике танцовщиком, а ныне студентом Вениамина Фильштинского в Российской государственной академии сценичес­ких искусств Нурбеком Батуллой в роли «его» Нуриева. Я бы поостерегся назвать постановку моноспектаклем. Поскольку звучащий в финале азан – его за сценой пропевает другой актер – не менее значим для всего действия. И как финал жизни летающего татарина, и как нравственный императив, находящийся в контрасте ко всему действию, как мощный аккорд, без которого бы не сложилось бы художественной целостности спектакля. Стиль постановки подчеркнуто эклектичен, вбирает в себя и элементы классического балета, и психологичес­кого театра, и театра-кабаре, и даже стенд-апа. Интонации главного героя – хочу еще раз подчеркнуть, что это не исторический персонаж, не реальный Нуриев, но Нуриев Батуллы, каким он себе его вообразил, придумал – как в лихорадочно вращающемся калейдос­копе меняются с исповедально-доверительной до ярко-буффонной, подчеркнуто клоунской. Планшет сцены распахнут, оголены стены и механизмы. По исполнению – это тот случай бескомпромиссного, тотального актерского эксгибиционизма, обнажения души, обнажения тела, подсознания… И нет беды, что актер картавит, а мес­тами не докручивает фуэте. Несовершенства исполнительской техники звучат в унисон этой странной исповеди, придают ей искренности и жизненной правды. Коллеги наперебой стали приглашать спектакль на разные фестивали, поэтому вполне возможно мы услышим о «MYNURIEV» и в ином контексте, но родился спектакль здесь, на «Ремесле», здесь прошла его премьера, что для актера, сына писателя и общественного деятеля Рабита Батуллы, воспитанного в традициях здорового татарского патриотизма, стало своего рода знаком. Не хочу, чтобы образ исполнителя и автора идеи заслонил в читательском восприятии фигуру Галины Ждановой, одного из самых интересных молодых питерских режиссёров, сделавшей из разрознённых идей Нурбека мощную сценическую композицию. Молодежный театр «LesPartisans» из Ижевска – мои давние любимцы. Участники «Маски+», завсегдатаи набережночелнинского фестиваля «Действующие лица», хорошие, светлые ребята, сделавшие из франкофонного театра при университете один из самых актуальных сегодня коллективов нашего региона. Нет в том беды, что они «любители» и не имеют специального театрального образования. Это тот нередкий теперь случай, когда команда любителей со временем превращается в крепких профессионалов. Все задатки для этого у «Партизан» есть. Театр привез два спектакля: «БРО» по стихам Иосифа Бродского и «Колбаса/фрагменты» по пьесе современного автора, ученика Николая Коляды Валерия Шергина. Моим коллегам пришелся не по вкусу спектакль по Бродскому и хотя я согласен со всеми замечаниями, все же тот драйв, с которым играли актеры, тот азарт, которым они заражали зал, в меня попал, причем, во второй раз. «Колбаса/фрагменты» действительно более совершенен, в нем звучит важная для меня тема. В пьесе дело происходит в деревне, в Удмуртии, где живут и русские, и татары, и сами вотяки. Тема межнациональных отношений звучит фоном, осложняя, укрупняя, главные темы – любви и предательства.
 
Хорошо показались на фестивале уфимцы. Несколько наивно, несколько неточно в освоении новых форм, которые хоть и новы для Казани и Уфы, но в столичных театрах давно успешно апробированы. И все же Квест («бродилка») театра «TheТЕАТР» по пьесе Ивана Вырыпаева «UFO» в постановке Анастасии Гайнановой, сыгранный в пространствах креативной резиденции «ШТАБ» и вербатим «Главное», сделанный Римой Харисовой со студентами Академии искусств им.З.Исмагилова дали, надеюсь, серьез­ную пищу для размышлений молодым казанским режиссёрам. Уфимцы работают смело, размашисто, не беспокоясь о том, какое впечатление произведут на зрителя. Не бояться – это самое главное качество молодой режиссуры – ошибаться, оступаться, идти по первопутку. Например, вербатим «Главное», возникший из интервью молодых людей, отвечающих, как понятно из названия, на вопрос, что для них самое главное в жизни. Для меня несомненным достоинством этой работы стало его потрясающее созвучие уникальной языковой среде Уфы, подлинного трехъязычия. «UFO» завораживал сочетанием офисной – спасибо «ШТАБ»у – атмосферы и мистической, мистификационной природы пьесы Вырыпаева. Некоторые актерские работы сделаны просто блестяще, но за ними виден труд постановщика, детальный разбор текста, любовь к нему, к той эстетике и этике драматурга, которая стоит за каждым предложением пьесы. Пусть я эту любовь и не разделяю – не люблю я моралистов русской литературы, будь то Толстой, будь то Вырыпаев. Но за сам факт объединения в одном контексте этих имен я режиссеру Гайнановой благодарен. 
 
Надо сказать, что близка эстетике и общему настрою уфимцев оказалась казанская режиссёрская чета, театр «АКТ», Родион Сабиров и Ангелина Мигранова. Их спектакль «Летние осы кусают нас даже в ноябре» весьма несовершенен в актёрском исполнении, кроме работы Романа Ерыгина, разумеется. Сами ребята только ищут пути актёрского существования в образах этой далеко непростой пьесы. Но вот что занимательно и показательно. Режиссёрски спектакль придуман и сделан от начала и до конца. Жаль, что актёры Сабиров и Мигранова пока не дотягивают до режиссеров Сабирова и Миграновой. И это фундаментальная проблема театра «АКТ».
 
О спектаклях Набережночелнинского татарского театра «Слуга двух господ» и «Кроличья нора» театра «Мастеровые» я уже писал в «Сәхнә», не стану повторяться.
 
Лично для меня самым важным, самым долгожданным и самым удивительным открытием фестиваля стал спектакль театра Тинчурина «Чулпан». Пусть меня простят тинчуринцы, но такого атмосферного, от начала и до конца придуманного режиссёром спектакля в этом театре я не помню со времен «Пойдем, поищем девок!», «Вдовьего парохода», «Итиль», первой версии «Угасших звезд». Не самый совершенный материал – сценарий Шарифа Хусаинова к несостоявшемуся фильму – дал возможность понять многое. В театре выросла целая плеяда актеров, способных нести не только текст, но и скрытые за ним смыслы, вскрывать на бытовом материале вечные темы, играть точно, на полутонах, не форсируя действие. Актёры сумели придать старому тексту современное звучание не внешними приёмами осовременивания, приметами сегодняшнего дня, но экзистенциальным погружением в человеческую природу, не меняющуюся столетиями. Признаюсь, мне не по душе основная масса спектаклей этого театра. Они, так сказать, на потребу. Такие спектакли как «Чулпан» не идут на поводу у зрительских вкусов, но активно формируют общественный запрос на качественно новое искусство. Пусть не ревнует Рашид Загидуллин к успехам своей ученицы. Ведь ее успех – это его заслуга.
 
Я очень благодарен коллегам-критикам: Олегу Лоевскому, Татьяне Джуровой, Александру Вислову. Их внимательное и пристрастное отношение к работам молодых режиссеров, их стремительные и точные оценки, их высокий профессионализм, их умение ёмко и полно сказать о тенденциях развития режиссуры и драматургии на примере конкретного спектакля сообщили фестивалю момент движения. От ремесла к мас­терству.
 
 
Автор:  Нияз ИГЛАМОВ


Поделитесь с друзьями

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Игъланнар тактасы

Конкурслар

Филиал АО «ТАТМЕДИА» Редакция журнала «Сәхнә»

Учредитель СМИ: АО «ТАТМЕДИА». Сайт зарегистрирован ФЕДЕРАЛЬНОЙ СЛУЖБОЙ ПО НАДЗОРУ В СФЕРЕ СВЯЗИ, ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ И МАССОВЫХ КОММУНИКАЦИЙ (РОСКОМНАДЗОР). Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77 – 69870 от 29.05.2017 г.

Адрес редакции: 420066, Татарстан, г. Казань, ул. Декабристов д. 2
Телефон редакции +7 (843) 222-05-40 (16-10), e-mail: saxna@mail.ru

Режим работы: Понедельник–пятница с 9.00 до 18:00. Выходные: суббота, воскресенье.
Главный редактор: Хуснутдинов Зиннур Зиятдинович

Частичное или полное воспроизведение материалов журнала «Сәхнә» или сайта sahne.ru возможно только при наличии гиперссылки. 

© 2011 - 2018. Журнал «СӘХНӘ» . Все права защищены.
© ТАТМЕДИА. Все материалы, размещенные на сайте, защищены законом. Перепечатка, воспроизведение и распространение
в любом объеме информации, размещенной на сайте, возможна только с письменного согласия редакций СМИ.
Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым коммуникациям РТ

Политика о персональных данных

12+