Дождь за стеной

Некоторые – полные развалины, с провалившимся потолком и обрушенным полом. На стенах некоторых комнат – географические карты, исписанные орфографически-неверной похабщиной. Мусор путешествует из комнаты в комнату, самовоспроизводясь и множась в геометрической прогрессии. Иногда лампочки в старых патронах вспыхивают со щелчком. Иногда гаснут. Иногда окна закрывает тень. Иногда кажется, что в доме полно народу, иногда – тихо так, что самого себя считаешь отсутствующим. Милиционеры появляются первыми – как всякие полицейские, они неповоротливы, много шумят, ругаются и поскальзываются на ровном месте.

ПЕРСОНАЖИ:
МИЛИЦИОНЕР#1
МИЛИЦИОНЕР#2
ПАРЕНЬ#1
ПАРЕНЬ#2
ДЕВУШКА

МИЛИЦИОНЕР#1. И здесь никого. Что там было?
МИЛИЦИОНЕР#2. Что?
МИЛИЦИОНЕР#1. Я говорю – что она там трепалась, в вызове?
МИЛИЦИОНЕР#2. А… так… (Цитирует) «который день происходят мешаюшие спать крики и тишины нет никакой совершенно, и выходила, и кричала – меры культурного воздействия ничего не дали… просим проверить. Жители моего дома и по соседству».
МИЛИЦИОНЕР#1. Геморрой.
МИЛИЦИОНЕР#2. Что?
МИЛИЦИОНЕР#1. Я говорю, всё это чёртов геморрой, блин. Бомжи, и всё. Их тут полно. Они все тут бомжи. Пьют, по крайней мере, стопудово одно и тоже.
МИЛИЦИОНЕР#2. Да хрен их знает. Скорее всего.
МИЛИЦИОНЕР#1. (Садится на разбитый телевизор, закуривает). Хорош. Ненавижу такие места. Давай покурим.
МИЛИЦИОНЕР#2. Да нормальное место. Мусора много – но это понятно, как обычно… А я помню, ещё до тебя… ты же когда – в девяносто втором пришёл?
МИЛИЦИОНЕР#1. В девяносто пятом.
МИЛИЦИОНЕР#2. А, ну вот – даже так. А в конце восьмидесятых… блин… там, короче так было. Мы сидим – я тогда простым опером гонял, на подхвате… И вот, сидим, курим… Пётр покойный про «козлятник Савичева» салабонам рассказывал… Ты знал его?
МИЛИЦИОНЕР#1. Петю? Знал, конечно. Его ж при мне грохнули.
МИЛИЦИОНЕР#2. Да… и приходит нам вызов – короче, бабка какая-то шла мимо рынка, а там вход в теплотрассы. И оттуда – рука торчит. Вся обваренная.
МИЛИЦИОНЕР#1. Я помню. Газеты с ума посходили. «Холокост в подземельях»… вот такими буквами… писаки, блин… кому эти бомжи нужны были, пока не подохли? Сами нос воротили, небось, ходили…
МИЛИЦИОНЕР#2. Помнишь, да? А мы тогда приезжаем… там некоторые чуть не в обморок. Целые проходы затопило… такой, блин… (Усмехается) супчик.
МИЛИЦИОНЕР#1. Прямо кусками плавало?
МИЛИЦИОНЕР#2. Ага. И куски, и обувь… вшей мёртвых – немеряно… как перец. (Усмехается). Жара, дым валит, пар… всё бурлит, воду надо как-то закрывать, а ни один умник не знает как. А ещё – праздник на носу… Новый год, все по дачам, начальства нет, а весь этот бульон сейчас на улицы потечёт…
МИЛИЦИОНЕР#1. А на фиг начальство?
МИЛИЦИОНЕР#2. А кто что без начальства мог тогда? Это сейчас – инициатива… а тогда дёрнись только без разрешения…
МИЛИЦИОНЕР#1. И что? Я что-то не помню, как там было-то…
МИЛИЦИОНЕР#2. Да нашли какого-то инженера… а он – ни в какую. Распоряжение сверху… Всех-то дел – кран завернуть, так нет: «Я, говорит, ответственность на себя такую брать не могу – это ж целый район без воды оставить!»
МИЛИЦИОНЕР#1. Район, блин…
МИЛИЦИОНЕР#2. Его привезли, показали всё… он пол-улицы облевал… в обморок… потом вырубил кипяток, конечно...
МИЛИЦИОНЕР#1. А как вытаскивали?
МИЛИЦИОНЕР#2. Так я про это и говорю… когда отсосали воду, пришлось вниз лезть. Рабочие, естественно, не полезли – пролетарии, блин, сознательные. «Нам за это не платят!» – и все дела, прикинь? Да рабочих вообще старались тогда держать в стороне от этих дел…
МИЛИЦИОНЕР#1. И что?
МИЛИЦИОНЕР#2. Солдат нагнали… курсантов из военного училища. Ну, и мы, естественно. Нам тоже не платят, но нам, в отличие от рабочих, приказать можно.
МИЛИЦИОНЕР#1. Ну да. Хочешь, не хочешь… это у нас быстро. И что?
МИЛИЦИОНЕР#2. В смысле?
МИЛИЦИОНЕР#1. Что там было?
МИЛИЦИОНЕР#2. А… без противогаза не залезешь… мешанина. Вообще на людей не похоже. Не, ну не так, чтобы много людей, но вот так – идёшь, и – куча. Просто мясо в одежде. Белое, варёное мясо. И кости… все передохли – даже крысы. Потом, наверное, это было самое чистое место в городе, блин…
МИЛИЦИОНЕР#1. И никого живых?
МИЛИЦИОНЕР#2. Ну, кто выскочить успел – те живые, конечно… Кто-то обжёгся, кто-то ещё как… но большинство, конечно, насмерть. Пьяные же все вусмерть. Пьяные, сонные… как потоком накрыло, так и всё…
МИЛИЦИОНЕР#1. Ну, хоть немного их было.
МИЛИЦИОНЕР#2. Да как немного – сотни две… или больше. Курсанты три дня выгребали. Ударными темпами. (Усмехается).
МИЛИЦИОНЕР#1. Чего не насмотришься…
МИЛИЦИОНЕР#2. Работа такая, блин. Никто не заставлял.
МИЛИЦИОНЕР#1. Это точно. Могли бы на завод пойти.

Смотрят друг на друга и смеются.

МИЛИЦИОНЕР#2. Вот я и говорю – это ещё не самое поганое из того, что бывает. (Выбрасывает сигарету).

Сигарета попадает в старую банку. Вспыхивает огнеопасное содержимое. Оба милиционера бросаются тушить.

МИЛИЦИОНЕР#1. Чёрт! (Набрасывает тряпку на пламя, давит ногой). Нормально.
МИЛИЦИОНЕР#2. Осторожнее надо здесь.
МИЛИЦИОНЕР#1. Поэтому я их и не люблю.
МИЛИЦИОНЕР#2. Что не любишь?
МИЛИЦИОНЕР#1. Дома все эти… старые. Это с детства. Всякая дрянь.
МИЛИЦИОНЕР#2. А я думал – в детстве наоборот…
МИЛИЦИОНЕР#1. Всякая дрянь и больше ничего.
МИЛИЦИОНЕР#2. В детстве, по-моему, наоборот… лазить там везде, и всё такое…
МИЛИЦИОНЕР#1. Сначала, конечно…
МИЛИЦИОНЕР#2. Типа – все ушли, ты один остался… на свете. Представляешь себе там… как ты то, как это… я вот представлял, как в банк пойду, и денег наберу… зарою где-нибудь… или за руль самолёта залезу.
МИЛИЦИОНЕР#1. Ага… типа – первооткрыватель.
МИЛИЦИОНЕР#2. Ну да.
МИЛИЦИОНЕР#1. Нет. Ни фига тут нет. Пошли отсюда.
МИЛИЦИОНЕР#2. А дальше не пойдём?
МИЛИЦИОНЕР#1. А надо? Пошла она… и все её «соседи по соседству». Пусть сама лезет и проверяет. Разведут бомжатник, а потом парят, блин, всех вокруг.
МИЛИЦИОНЕР#2. Да ладно, давай проверим ещё. Успеем. Сейчас вернёмся. А потом что делать будем? Патрулировать бросят. Сегодня людей не хватает. Лучше по улицам, что ли, пешком бегать?
МИЛИЦИОНЕР#1. По-моему, лучше. Там хоть люди.
МИЛИЦИОНЕР#2. Да что тебе здесь сделается-то? Давай.
МИЛИЦИОНЕР#1. Подожди.
МИЛИЦИОНЕР#2. Что?
МИЛИЦИОНЕР#1. Давай ещё покурим, а? Что-то… не по себе мне.
МИЛИЦИОНЕР#2. Забей. Ну, давай покурим. Всё равно, по-моему, сегодня ничего не будет.
МИЛИЦИОНЕР#1. С чего ты взял?
МИЛИЦИОНЕР#2. Да на проверках всё время так. Весь двор видел, что сюда менты приехали. Тачка нас привезла? Привезла… а у них своя система оповещения. Так что пару дней всё тихо будет. А через неделю ещё одна заява придёт.
МИЛИЦИОНЕР#1. Пошла она со своими заявами! Тут делом некогда заниматься… а ещё эти графские развалины проверять. Вообще – у них участковый? Пусть вот и ходит, разгребает…
МИЛИЦИОНЕР#2. У них участковый – придурок.
МИЛИЦИОНЕР#1. Да тут будешь нормальный, как же… одни бухают, другие ширяются… третьи режут всех вышеупомянутых, выгребают у них копейки и бухают.
МИЛИЦИОНЕР#2. Или ширяются.
МИЛИЦИОНЕР#1. Ага. Далее по тексту – «украли ящик водки, продали и пропили деньги…»

Смеются.

МИЛИЦИОНЕР#2. Заманала эта страна. Надо сваливать.
МИЛИЦИОНЕР#1. Это куда? (Усмехается).
МИЛИЦИОНЕР#2. В Америку. (Мечтательно). Выучить язык и свалить к чёртовой матери…
МИЛИЦИОНЕР#1. А делать там что?
МИЛИЦИОНЕР#2. Да что хочешь… можно частную охранную фирму открыть. Русские менты там в почёте должны быть.
МИЛИЦИОНЕР#1. Это ты с чего взял?
МИЛИЦИОНЕР#2. Так наша мафия – самая крутая в мире! А если ты с ней столько лет боролся и выжил – значит, ты и есть самый охренительный специалист… Валом повалят…
МИЛИЦИОНЕР#1. Размечтался… там нас боятся.
МИЛИЦИОНЕР#2. Ну не всех же.
МИЛИЦИОНЕР#1. Всех… мы для них кость в горле… Чечню независимую бомбим… с Саакашвили дружим… Ирак осуждаем… и все мы – мафия и есть.
МИЛИЦИОНЕР#2. Да ну… там же не все так думают. Есть же нормальные.
МИЛИЦИОНЕР#1. Нормальные – это либо гнилая интеллигенция, у которой бабáнов не хватит тебя нанять, либо богатенькие, которым ты на хер не нужен. Они себе почище наймут.
МИЛИЦИОНЕР#2. Ну ладно… можно же что-нибудь ещё делать.
МИЛИЦИОНЕР#1. Так и здесь можно. Увольняйся и иди вон… в автосервис, или ещё куда.
МИЛИЦИОНЕР#2. Неа. Здесь неинтересно.
МИЛИЦИОНЕР#1. А там интересно? Страна чужая, дорого всё, ни одного знакомого… ещё подойдёт кто, обложит с ног до головы, а ты ему даже в морду двинуть не можешь… адвокаты в пятую позицию поставят…
МИЛИЦИОНЕР#2. Ну… это, положим, верно, но…
МИЛИЦИОНЕР#1. А главное – негры…
МИЛИЦИОНЕР#2. Да, блин…
МИЛИЦИОНЕР#1. Повсюду. Везде. Просто охренеть можно. И главное – вот тут ты обалдеешь сейчас – ОНИ ТАМ ДОМА! ДОМА, ПРИКИНЬ! А ты в гостях у них. И пока своё дело не откроешь – будешь за ними говно убирать, будешь, как миленький…
МИЛИЦИОНЕР#2. Да, это тяжело, конечно…
МИЛИЦИОНЕР#1. Тяжело… да это офигеть, как тяжело, блин!
МИЛИЦИОНЕР#2. Зато там людей уважают.
МИЛИЦИОНЕР#1. Да ладно, что ты, как Мальчиш-Кибальчиш прямо – «уважают там людей, на хрен!» Фигня. Людей нигде не уважают. Потому что люди – это никто. Уважают только отдельных личностей. Потому что те смогли подняться. А как ты в Штатах, без языка, с нашим ментовским менталитетом, подниматься будешь – это надо на видео записывать и дома под пиво смотреть.
МИЛИЦИОНЕР#2. (Подумав). Ладно. Уговорил. Остаюсь.

Смеются.

МИЛИЦИОНЕР#1. Ладно. Кажись, полегче мне. Пошли, допроверим.
МИЛИЦИОНЕР#2. Так…

Оба встают. Слышится шорох и голоса. Голоса приближаются к двери.

МИЛИЦИОНЕР#1. Оп-па… есть контакт!
МИЛИЦИОНЕР#2. Повезло, блин…
МИЛИЦИОНЕР#1. Так, давай. Ты – туда, я сюда.
МИЛИЦИОНЕР#2. Поехали…

Прячутся. В комнату входят два парня. Последний, входя, закрывает дверь – на её обратной стороне нарисован невероятно худой Иисус со шпагой, сделанной из куска колючей проволоки. Распинывают мусор. Садятся.

ПАРЕНЬ#1. Стопудово без палева.
ПАРЕНЬ#2. Точно?
ПАРЕНЬ#1. Точно. Здесь никогда никого нет. Ну, если только бомжи…
ПАРЕНЬ#2. Главное – чтобы не менты. А бомжи нам в нашем деле не помеха.
ПАРЕНЬ#1. Стопудово без палева. (Смотрит на дверь, замечает рисунок). Смотри.
ПАРЕНЬ#2. (Смотрит). Ништяк.
ПАРЕНЬ#1. Graffiti, мать его. Стопудово. Уличное искусство, блин. Ништяк.
ПАРЕНЬ#2. Что ты заладил «стопудово» своё? Как маленький… что, очко играет?
ПАРЕНЬ#1. Волнуюсь. Я всё это время на измене.
ПАРЕНЬ#2. Забей. Сам же сказал, что здесь никого.
ПАРЕНЬ#1. Сказал. Да. Всё ништяк. Давай, делаем и пошли.
ПАРЕНЬ#2. Ты и давай. У тебя руль.
ПАРЕНЬ#1. А? А, точно… (Достаёт из кармана несколько дорожек героина). Всё ништяк. А вода?
ПАРЕНЬ#2. (Достаёт из пакета бутылку негазированной минералки). Отлично. Где инструменты?
ПАРЕНЬ#1. (Достаёт шприцы). Пожалуйста, профессор.
ПАРЕНЬ#2. (Снимает колпачки со шприцов). А прикинь, как в XIX веке было… морфий за наркотик не считали… ни морфий, ни опиум…
ПАРЕНЬ#1. В натуре?
ПАРЕНЬ#2. Я тебе клянусь! (Достаёт вату, наматывает на кончики шприцов). Шерлокхолмс ширялся – не хочу. Я читал – он ни одного преступления нормально открыть не мог! Вмажется – и айда пошёл Докторватсону вчёсывать… А тот по ходу сам на чистяке всю книгу просидел. Он же доктор – ему достать два счёта. Сидит и прётся, как тот ему всё объясняет. А тот, короче, кричит – «у меня, Ватсон, наступает необыкновенное прояснение сознания»… блин, короче… «и я типа рублю абсолютно всю фишку… и теперь хуй кто наебёт нас с вами, дорогой Ватсон»… и там, типа – «Бэрримор! Принесите мне восемь ампул!»…
ПАРЕНЬ#1. Бэрримор – это кто?
ПАРЕНЬ#2. Барыга, скорее всего. Но самое главное– тогда не бодяжили ещё. (Аккуратно кладёт шприцы в нагрудный карман рубашки и разворачивает дороги). Не научились. Или спрос был маленький. Я так думаю, это потому, что вмазывались тогда одни аристократы. А им если фигню сунешь – сразу на дуэль и всё.
ПАРЕНЬ#1. Восемь ампул – это мрачно…
ПАРЕНЬ#2. Так у него стаж! И потом – он же умственной деятельностью занимался. У него мозг на 80% задействован был, я читал. Такую мозгу надо мегадивайсами расширять – а он ещё какие дела раскрывал… так что там всё ништяк…
ПАРЕНЬ#1. Да, я помню… по телеку показывали – «Собака Баскервилей». Это что – по натуре всё было?
ПАРЕНЬ#2. Вполне возможно. (Ссыпает две дороги в крышку от минералки). А в XX веке кокс был дешёвый – просто даром валялся везде. Беспризорники с полными карманами кокса ходили…
ПАРЕНЬ#1. Да ладно…
ПАРЕНЬ#2. Я тебе клянусь – по телеку передача была… про революцию… Ленин там, Сталин, Гагарин… но самое главное – рассказали, короче… там, типа, от белых в Москве склады кокса остались, короче… или англичане прислали, чтобы русский народ обдолбался и забил на Ленина, на коммунизм… короче. Только не получилось.
ПАРЕНЬ#1. Что не получилось?
ПАРЕНЬ#2. А ничё не получилось. Как всегда– не приняли во внимание фактор русской души. (Набирает в шприц минералку). Мы обдолбаться-то обдолбались, а потом нам по приколу, по ходу, стало коммунизм строить…
ПАРЕНЬ#1. И что?
ПАРЕНЬ#2. И построили. Ну, коммунизм – не коммунизм, но что-то построили… (Наматывает вату на иглу и выбирает раствор из крышки).

В это время один из милиционеров (#1) знаками показывает #2 – «когда будем брать?» #2 знаками же показывает – «когда вмажутся».

ПАРЕНЬ#1. В натуре, такую шнягу только на отходняке можно придумать, какая была…
ПАРЕНЬ#2. Да там идея-то ништяк… только фигня всё это. Как у Кастанеды.
ПАРЕНЬ#1. А что Кастанеда?
ПАРЕНЬ#2. Да то же самое. Нажрутся грибов с доном Хуаном, и давай загоняться… а потом он про свои отходняки книгу написал.
ПАРЕНЬ#1. У меня мама сейчас Кастанеду читает.
ПАРЕНЬ#2. Его сейчас все читают. Держи. (Отдаёт ему один шприц).
ПАРЕНЬ#1. Ага.
ПАРЕНЬ#2. (Высыпает четыре дороги в крышку от минералки). Так…
ПАРЕНЬ#1. Ты себе опять дозу поднял?
ПАРЕНЬ#2. Да так постоянно. Я когда последний раз завязывал?
ПАРЕНЬ#1. Месяц… да, где-то месяц назад.
ПАРЕНЬ#2. Так всегда происходит. Когда спрыгиваешь, так и бывает. Пару недель по дорожке, по дорожке – а потом организм вспоминает, и всё. Моментально – ррраз! И всё – здравствуй, родная цифра! (Выбирает раствор из крышки). Что ты про маму говорил?
ПАРЕНЬ#1. Кастанеду читает. Тоже загоняется. Понимаю, говорит, почему вы наркоманами становитесь…
ПАРЕНЬ#2. Смотри, сама на герыче повиснет! (Смеётся).
ПАРЕНЬ#1. Ага, будет у меня деньги крысить, прикинь… дозы воровать.
ПАРЕНЬ#2. Друзей притянет… Прикинь, приходят к ней подруги:

(Изображает в лицах)

- Вера Константиновна, вы принесли?
- Нет, сегодня не удалось, Алёна Дмитриевна… менты меня попалили. И пришлось проглотить. Потом полоскалась, полоскалась – видимо, в кишечнике застряло.
- Хорошо, Вера Константиновна. Подождем Елену Владимировну – возможно, у неё с вечера осталась заначка…
- Да ведь Елену Владимировну вчера приняли… вы не знали? Она в полной непонятке на бульвар попёрлась, мы её с Алёной отговаривали, а она – ну ни в какую… вы же знаете её характер! И мы видим – мусорская машина, мы с Алёной Дмитриевной на срыв, и дворами ушли, а Елена Владимировна потерялась и хуй что понимает…

Смеются.

ПАРЕНЬ#1. Прикол, блин!
ПАРЕНЬ#2. Вообще грех над родителями смеяться…
ПАРЕНЬ#1. Да, короче…
ПАРЕНЬ#2. (Задумчиво смотрит на шприц). У меня мама, короче… такая старая…
ПАРЕНЬ#1. Да ладно, хватит… чё ты начинаешь-то? Не накручивай себя, потом ещё хуже будет.
ПАРЕНЬ#2. Да куда, на хрен, хуже… мы сегодня, прикинь, на что банкуем?
ПАРЕНЬ#1. На это… ну, ты музцентр продал.
ПАРЕНЬ#2. А что за центр?
ПАРЕНЬ#1. А чё, из дома, что ли?
ПАРЕНЬ#2. Ну да.
ПАРЕНЬ#1. Да ладно тебе… ну и что? Я вон обои проколол один раз. Мать собирала на ремонт, собирала… мне в комнату обои купила, прикинь – дорогие, охренеть… винил, что-то там такое, тиснение, что-то… да фиг знает, короче, дорогие. А я прихожу – меня колотит всего, Маше звоню – ну цыганке, да ты знаешь её… у неё, короче, есть. Ну, я все рулоны хватаю и бегу к ней… ну, я думал – на фиг мне обои, блин, да ещё дорогие такие? Маме объясню, она поймёт… наклеим какую-нибудь фигню дешёвую – и хорош, правильно? Домой через два дня прихожу – там мама, короче, в комнате моей сидит и плачет… а смотрю, прикинь – а комната пустая вся, вообще, прикинь? Одна кровать моя стоит, и всё.
ПАРЕНЬ#2. Я, короче, центр забираю – а он у неё в комнате стоит, под замком…
ПАРЕНЬ#1. От тебя тоже крысят всё, да?
ПАРЕНЬ#2. А что делать? Всё правильно… Я бы не полез, но меня трясло мрачно… короче, забираю его – а внутри же всё равно что-то грызёт, правильно? А что сделать-то? Где денег взять? (Орёт в пустоту). ГДЕ МНЕ, СУКА, ВЗЯТЬ ДЕНЕГ?! И, короче, забираю – а ей на столе там, в комнате, плейер свой оставил – ну тот мой, ты помнишь…
ПАРЕНЬ#1. Ага. И что?
ПАРЕНЬ#2. А вчера прихожу – а она на кровати лежит, дверь как была сломана. Так и стоит… а что там брать, короче – там вот, как у тебя, осталась кровать, да мама на кровати…
ПАРЕНЬ#1. И что?
ПАРЕНЬ#2. И всё… она лежит, короче… а наушники в ушах, лежит вниз лицом, а плечи трясутся… я, короче, не смог. Просто написал ей там, на листочке – «прости», и ушёл. Сука. (Смотрит на шприц). Всё эта тварь, блин, мать её.
ПАРЕНЬ#1. Да успокойся. Всё ништяк. Жить-то можно… если деньги есть. Из дома табанить – это последнее дело, понятно, а что сделаешь? Ты правильно сказал – денег-то где взять?
ПАРЕНЬ#2. Это всё эти суки. 100%.
ПАРЕНЬ#1. Какие?
ПАРЕНЬ#2. Да правительство, блин. Все эти козлы. Демократия – вся на героине только и держится. Специально в страну всю эту дрянь закачали, чтобы мы на баррикады не пошли.
ПАРЕНЬ#1. Думаешь?
ПАРЕНЬ#2. А что тут думать? Денег у народа нет? Нет. Работы нет? Нет. Расслоение общества. Инфляция. Девальвация рубля. Политическое банкротство правительства. Растущая классовая ненависть. Богатые ебут бедных. Народ хуеет с каждым днём всё больше и больше. В таких условиях революцию сделать – как два пальца обоссать. И они это понимают.
ПАРЕНЬ#1. И что, типа – всё специально?
ПАРЕНЬ#2. Конечно. Главная движущая сила любой революции – студенчество рабочий класс. Это наши с тобой папани. Им бутылку вечером в зубы – и пиздец. А студентам – это типа мы с тобой…
ПАРЕНЬ#1. Я не студент.
ПАРЕНЬ#2. Да ладно… был бы студент, если б ещё в школе ширяться не начал… да и так – а то среди студентов не вмазывается никто? А Вероничка?
ПАРЕНЬ#1. Ну ладно.
ПАРЕНЬ#2. Студентам – правильно, траву, героин, пускай за legalize анаши борются, чем за светлое будущее. Детям – тамагочи, всякую хуйню, барби, блядь… Бритни Спирс.
ПАРЕНЬ#1. Пепси.
ПАРЕНЬ#2. И мобильную трубу. Которая одним концом у тебя в ухе, а другим – в КГБ. И всё ништяк. Все поют. Все довольны. Только моя мама плачет. На кровати, в моём плеере.

Некоторое время молчат.

ПАРЕНЬ#2. Ладно. Хорош трындеть. Давай… залп по системе – и у неё будет на два раба меньше…

Каждый делает себе укол.

ПАРЕНЬ#1. И… это… короче…
ПАРЕНЬ#2. Ништяк, сука… просто, сука… и всё…
МИЛИЦИОНЕР#1. На месте, стоять, сука, смирно, не двигаться!
МИЛИЦИОНЕР#2. Всё, не дёргаться, стоять на месте!
ПАРЕНЬ#2. Фааааааак…

Парень#1 выбрасывает остаток героина.

МИЛИЦИОНЕР#1. Куда, а ну подними!
МИЛИЦИОНЕР#2. Поднял, что бросил, быстро!
ПАРЕНЬ#2. Щас, ага…
ПАРЕНЬ#1. А что я бросил? Я ничего не бросал… всё нормально, мужики, всё ништяк…

Милиционер#2 поднимает героин и всовывает в карман упирающемуся Парню#2.

ПАРЕНЬ#2. Братан, ну это стопудово беспредел! Это даже не моё, блин! Вы что творите, мужики?!
ПАРЕНЬ#1. Ништяк подстава! А свидетели у вас есть? А понятые? Всё нереально, мужики! Сосёте вы, по-моему, хуй… вот что я вам скажу…
МИЛИЦИОНЕР#1. (Бьёт Парня#1 в живот). Рот закрыл быстро! (Надевает наручники).
ПАРЕНЬ#2. Не, командир… давай договоримся, блин… ну что мы – не люди, что ли…
МИЛИЦИОНЕР#2. А ты разговаривать умеешь? Давай, посмотрим… в отдел приедем, пальчики у тебя возьмём, посмотрим, что ты за человек… а там будем разговаривать, чай пить…
ПАРЕНЬ#1. Мужики, на фиг в отдел? Давайте на месте… ну, что такого мы сделали, если разобраться, а?
МИЛИЦИОНЕР#2. А что ты боишься в отдел? Что, воруешь?
ПАРЕНЬ#1. При чём тут воруешь сразу? Не хочу просто…

Парень№2 незаметно скидывает героин на пол.

МИЛИЦИОНЕР#1. (Бьёт Парня#2 в живот). Стой спокойно, сказал…
ПАРЕНЬ#2. Да я стою – всё нормально!..
МИЛИЦИОНЕР#1. Ну, и что с этими красавцами делать?
МИЛИЦИОНЕР#2. Надо подумать… так…
МИЛИЦИОНЕР#1. Ну, ты пока думай. (Подходит к парням, лёгкими пинками под колени сбивает их на пол). Садитесь, садитесь… времени у нас много…
ПАРЕНЬ#2. Не, командир, ну ты что? Всё нормально, мы не рыпаемся…
МИЛИЦИОНЕР#1. Это из-за вас, что ли, заяву накатали?
ПАРЕНЬ#1. Какую заяву?! Вы что? Да мы в первый раз тут… мы просто мимо шли, а я же…
ПАРЕНЬ#2. При чём тут заява? Я вообще не отсюда, я…
МИЛИЦИОНЕР#1. Из-за вас, из-за вас… понятно… Что вы тут делаете?
ПАРЕНЬ#1. Да я же говорю – мы просто мимо шли, а я говорю – давай зайдём вмажемся, чтобы не мешать никому…
ПАРЕНЬ#2. Да мы вообще не отсюда, мы же говорим – а тут мы просто шли, короче, и…
МИЛИЦИОНЕР#1. Ну, ты придумал?
МИЛИЦИОНЕР#2. Да что-то ничего в голову не приходит…
МИЛИЦИОНЕР#1. У меня есть мысль. (Парню#1). Ты. Встань. (Парню#2). Ты. Ложись.
ПАРЕНЬ#2. А зачем мне ложится?
МИЛИЦИОНЕР#1. (Усмехается). Пороть тебя буду.

Парень#2 ложится лицом вниз.

ПАРЕНЬ#1. Ну, я стою.
ПАРЕНЬ#2. Блин, мужики, ну давайте нормально – по деньгам, возьмите, что есть, да и разойдёмся по-мирному…
ПАРЕНЬ#1. Не, правильно, возьмите, что есть, а? У нас, правда, немного…
ПАРЕНЬ#2. … и все довольны, правильно?
МИЛИЦИОНЕР#1. Все довольны… ты где так разговаривать научился?
ПАРЕНЬ#2. В школе.
МИЛИЦИОНЕР#1. Я тебе сейчас одну вещь расскажу… (Присаживается на корточки рядом с Парнем#2). Мне тогда было лет 10… или меньше… неважно. Мелкий был ещё. Ну, и любили мы лазить везде – пацаны. Правильно? Хлебом не корми – дай залезть куда-нибудь… А у нас дом стоял старый… нам туда строго-настрого запрещали лазить. Ну, понятно, что мы только там и играли… от родителей потом влетало по 1-е число… (Улыбается). Да… и вот один раз мы полезли туда… кто же тогда был… а, Саня, я, Толян, другой Саня, Валера и Полина – такая девчонка, иногда с нам лазила… стриженая, как пацан. Она вообще на пацана была больше похожа… боевая такая. Ну вот… а там такая дыра была, в заборе – надо было осторожно пролезать, там гвозди торчали… всегда всё нормально было, а в этот раз Валера зацепился и гвоздём ногу поцарапал, до крови. Глубокая такая царапина…
ПАРЕНЬ#1. Это, типа, история из жизни, да?
МИЛИЦИОНЕР#2. Ну-ка, расстегни ширинку. Давай-давай!..
ПАРЕНЬ#1. Зачем?
ПАРЕНЬ#2. Кто тебя за язык тянет вечно, а?
ПАРЕНЬ#1. А чё я сказал, а? (Расстёгивает брюки).
ПАРЕНЬ#2. (Вполголоса). Фашисты, сука…
ПАРЕНЬ#1. (Стоит с расстёгнутой ширинкой). И чё?
МИЛИЦИОНЕР#2. Давай, ссы на него (показывает на Парня#2).
ПАРЕНЬ#1. Не, мужики, зачем, а? Ну, нафиг так делать, а? Ну…
МИЛИЦИОНЕР#2. Доставай, говорю, и ссы! Чтоб не перебивал, понял?
МИЛИЦИОНЕР#1. И, короче, мы пошли туда… лазили, лазили… а там полно всего было. Ну, что ценного, то мужики давно вытащили, на дачи, наверное позабирали, или домой… время было такое – ни хрена не было же ничего, ни в магазинах, ни на рынке… остались только старые стулья – совсем старые, сломанные, обломки какие-то… всякая дрянь, короче…
МИЛИЦИОНЕР#2. (Парню#1). А ты что филонишь? Ссы, кому сказал!
ПАРЕНЬ#1. Да я что сделаю? Не ссытся что-то…
МИЛИЦИОНЕР#2. Пинка надо дать? Для начала процесса?
МИЛИЦИОНЕР#1. Мы сели играть в карты. В «пьяницу». Играл кто-нибудь? Я уже забыл, как… И Сашка выиграл… я не помню, в чём там прикол, но он выиграл… то ли вышел первый, то ли… не помню. Как в неё играют? Забыл, блин… Он стал прыгать… от радости, или просто… и провалился. Прямо сквозь пол, вылетел на первый этаж и сломал ногу. Кость вышла прямо под коленом. Он ещё не успел закричать – наверное, испугался сильно, конечно, испугался… А мы все бросились в разные стороны от пролома в полу… И Полинка задела рукой какой-то провод… две искры, блин… одна – из руки, где запястье… она крикнула только… и всё. И вторая – сразу – из виска… и она упала на шкаф… Где второй Сашка стоял, там шкаф такой был… здоровая такая дура, не вывезли, наверно, потому что тяжёлый… и здоровый, ножки у него подломились обе, и он съехал на Санька, а тот упал, и его углом прямо по позвоночнику и по голове… всмятку. А Валерка, он рядом с Сашкой стоял, испугался шкафа. И побежал, и ногой зацепился за что-то… в банку нога попала. И он поскользнулся, и прямо головой в окно, и стеклом битым всё горло пополам, и на пол упал…

Пауза.

МИЛИЦИОНЕР#1. И тихо стало.

В наступившей паузе член Парня#1 извергает тонкую струйку мочи на спину Парня#2.

МИЛИЦИОНЕР#2. Так… вы, оба. Встали. Давайте отсюда, быстро, поняли?
ПАРЕНЬ#1. Понятно, понятно… (Застёгивает ширинку).
ПАРЕНЬ#2. (Толкает его в спину). Пошли, придурок, быстрее! Потом застегнёшься, блин!

Уходят.

МИЛИЦИОНЕР#2. Ну, ты что? Всё нормально…
МИЛИЦИОНЕР#1. Я двинуться боялся. Не помню, сколько простоял. А Валерка дышал у окна. И Сашка там, внизу, ворочался. А потом с крыши здоровый лист железа съехал, и Сашка замолчал. И Валерка замолчал.
МИЛИЦИОНЕР#2. Ну, пошли отсюда. Давай, пошли.
МИЛИЦИОНЕР#1. Я вниз спустился… крови море. И лист железный… и Сашка по обе стороны.
МИЛИЦИОНЕР#2. Давай, давай. Пошли. Всё, мы всё проверили, тут никого нет. Мы молодцы с тобой.
МИЛИЦИОНЕР#1. Дома эти… старые. Ничего хорошего от них. Ничего.
МИЛИЦИОНЕР#2. Ты молодец. Ты молодец. Всё нормально. Всё хорошо. Пошли.

Они выходят. Некоторое время на сцене ничего не происходит (может упасть одна из географических карт, за которой на стене обнаружится нарисованный тушью на обоях логотип группы «Morbid Angel», к которому приписано краской из баллончика – «лох»), затем оба милиционера, пятясь, входят обратно в комнату. Их руки высоко подняты. Следом за ними в комнату входит Девушка. В руках у Девушки – огромное помповое ружьё.
Девушка держит их на мушке невероятно долго, не произнося ни слова. Ничего не говорят и милиционеры. Они стоят и молчат. За то время, пока они стоят тут и молчат, успевает родиться ребёнок – где-то, задохнуться под обломками рухнувшего дома – кто-то, а некий подросток открывает для себя первый неожиданный sex.

МИЛИЦИОНЕР#2. Извините… можно руки опустить?
ДЕВУШКА. Нельзя.
МИЛИЦИОНЕР#1. А если я не могу больше? Если мне тяжело? Что тогда?
МИЛИЦИОНЕР#2. Тут такое дело… мой товарищ вообще пережил сейчас сильный шок… стресс, ну это как кому назвать… и поэтому он вообще сейчас себя плохо чувствует… может быть, в порядке понимания… можно он руки опустит, а?
ДЕВУШКА. Нельзя.
МИЛИЦИОНЕР#2. Нет, ну нельзя же так… давайте договоримся – что мы, не люди? У всех проблемы, всё решаемо… (Вполголоса, Милиционеру#1). Совершенно шизанутая, блин. Попали, нафиг. (Громко). Мы ведь вполне можем миром разойтись, правильно? Я как понимаю, вы кого-то ждали здесь, так? Нас ведь это не касается… мы уходим, а вы – продолжаете ждать. И все довольны. Мы не вмешиваемся. И про вас мы ничего не скажем. У всех свои дела, правильно? Иногда приходится и так… понимаю. А если что, мы можем помочь. Понимаете? Мы же милиция. Это наш долг. Мы для этого существуем…
ДЕВУШКА. (Стреляет в потолок, милиционеров обсыпает пылью и кусками штукатурки). Разговаривать тоже нельзя.
МИЛИЦИОНЕР#1. Чёрт…
ДЕВУШКА. (Наставляет ружьё на него). Я же предупреждала…
МИЛИЦИОНЕР#1. Чёрт…

Девушка стреляет под ноги Милиционеру#1.

МИЛИЦИОНЕР#2. Эй! Эй, блин! Всё нормально! Кончай, ты что – свихнулась, мать твою?!
ДЕВУШКА. Был день.
МИЛИЦИОНЕР#1. Чего?
ДЕВУШКА. Был день. Я сидела дома и учила уроки. Это было так давно, что я даже не помню, что я учила. Наверное, это был транс. Такое состояние, когда не понимаешь, луна на небе, или просто кто-то крикнул так, что появилась сверкающая дыра в небе.
МИЛИЦИОНЕР#2. Послушайте…
МИЛИЦИОНЕР#1. Тихо. Не мешай ей.
ДЕВУШКА. Я была в наушниках. Громкая музыка. Я слушала Энрике Иглесиаса. “Hero”. Есть ещё клип на эту песню, там в главной роли Микки Рурк. Я считаю, это лучший клип из всех, что я видела, потому что там практически кино, только короче и оставлено самое главное. Алгебра – это очень скучно. Поэтому без музыки просто никак.

Пауза.

ДЕВУШКА. Я ничего не слышала. Сначала… Но потом я почувствовала. Знаете, когда долго живёшь с тем, что вам мешает жить, приобретаешь дополнительное чувство. Чувство-звоночек, по поводу дискомфорта. По-моему, так должно быть у людей с эпилепсией, раком, или чем-то таким, что несовместимо с нормальной жизнью… может быть, слабоумие… не знаю. Такое чувство… это как если вы никогда не теряете что-то из виду. Вы всегда знаете, где находится то, что мешает вам жить. Что угрожает вашему комфорту.
МИЛИЦИОНЕР#2. Девушка, вы поймите…
ДЕВУШКА. Не перебивайте меня. В моём случае эпилепсией, раком, чем-то несовместимым с моей жизнью был отчим. Именно он. Я всегда знала, где он находится. Всегда. Всегда.
МИЛИЦИОНЕР#1. Вы знали, даже, если вас не было дома.
ДЕВУШКА. Я знала, даже, если меня не было дома. Я знала, когда ключ поворачивался в замке, хотя казалось бы, ключ все поворачивают одинаково. Правда? Не говоря о его походке и дыханию. Я была самым офигенным специалистом в мире по его походке и дыханию. Я могла бы выследить его на каком угодно расстоянии, на какой угодно местности, в любых погодных условиях. Я чувствовала его и пряталась. Я успевала принять меры защиты и выключить весь свет в себе за полсекунды до его появления. Полсекунды – и никого нет дома. Меня нет. Пусто.
МИЛИЦИОНЕР#2. Послушайте…
ДЕВУШКА. Нет, блядь. Нельзя опустить грёбаные руки, понял?
МИЛИЦИОНЕР#2. Понял. Только не волнуйтесь. Всё в порядке.
ДЕВУШКА. Это ты должен волноваться, урод, понял? Это вы должны волноваться. Потому что у меня в руках мощное оружие, и я не истеричка какая-то там, и не буду дрожать руками, когда направлю его тебе в башку и снесу её на хер, ясно? Тебе понятно?
МИЛИЦИОНЕР#2. Да понял я, всё нормально. Рассказывайте дальше, пожалуйста. Ради Бога. Я постою с поднятыми руками. Нам не привыкать.
ДЕВУШКА. Он был там. В их спальне… в маминой спальне. (Милиционеру#1). Я думаю, пришла пора тебе лечь на пол. (Милиционеру#2). А ты надень на него наручники.
МИЛИЦИОНЕР#1. А может, просто так всё решим?
ДЕВУШКА. Чёрта с два мы решим. Ложись.

Милиционер#1 ложится на пол.

ДЕВУШКА. (Милиционеру#2). Надевай.

Милиционер#2 собирается что-то сказать.

ДЕВУШКА. И если ты ещё раз, блядь, откроешь свой рот, сука, я тебя выебу. Понял?

Милиционер#2 молча надевает наручники на Милиционера#1.

ДЕВУШКА. Отлично. Я объясню, почему я это сделала. Я это сделала потому, что то, что я сейчас вам расскажу, касается именно вас. (После паузы). Он был там… в спальне. Она теперь не мамина, я вспомнила. Она теперь ничья спальня. Я почувствовала, сквозь алгебру, сквозь “Hero”, сквозь наушники, сквозь свою сосредоточенность, через стену, через воздух, через всё, что было между мной и спальней… что он был там. Это были толчки. Те самые, но другие. Особенные толчки. Очень сильные. Очень сильные.

Глубокий вдох.

Выдох.

Пока я вставала из-за стола, снимала наушники, шла в спальню – толчки усиливались. И когда я вошла, меня ударило. Я еле устояла на ногах. Меня шарахнуло так, как будто в меня врезался целый дом, если бы кто-нибудь привязал его на толстенную цепь и раскачал. Такой огромный-огромный, плюшевый, тихий дом. Врезался в меня. Это, я думаю, нормально. Такое, я думаю, случается с каждой девушкой, которая встаёт из-за стола, потому что внутри неё прозвенел звоночек, входит в спальню к родителям, и видит, как человек, которого она ненавидит больше всего, трахает на большой кровати её младшего брата.

Пауза.

ДЕВУШКА. Он меня не видел. Он лежал спиной ко мне. Поэтому я тихо вышла из комнаты, пошла на кухню и взяла молоток для мяса. Такой… с одной стороны молоток, а с другой – топорик. Для мяса…
МИЛИЦИОНЕР#2. Я слышал об этом. Подождите… это же давно было…
ДЕВУШКА. Полгода назад. Шесть самых огромных в мире месяцев назад. Каждый месяц длиной в один удар молотком для мяса. Каждый месяц длиной в чёрт знает сколько времени...
МИЛИЦИОНЕР#2. Да. Я помню… шесть ударов. Травмы, несовместимые с жизнью… Я сам не был, но ребята рассказывали… это, значит, вы всё сделали?
ДЕВУШКА. Полгода жизни чёрт-те как за хорошо сделанную работу.
МИЛИЦИОНЕР#2. Вас искали. У вас, по ходу, талант прятаться.
ДЕВУШКА. Его что – сразу похоронили?
МИЛИЦИОНЕР#2. Да почти. Никто же не знал…
ДЕВУШКА. Да. Никто же не знал… Искали меня, говорите? А как квалифицировали это преступление?
МИЛИЦИОНЕР#2. Ну как… я не знаю…. На сексуальной почве, скорее всего… Он же на кровати лежал…
ДЕВУШКА. Да, конечно… если мужик со спущенными штанами на кровати, это преступление на сексуальной почве. А если выяснится, что при этом у него была неродная дочь, которая его ненавидела (а это ни для кого не секрет, потому что такие вещи трудно скрыть, да она и не старалась) – то становится ясно, кого искать. А кто-нибудь нюхал его член?
МИЛИЦИОНЕР#2. Что?
ДЕВУШКА. Кто-нибудь поинтересовался, почему у мужчины, мёртвого, со спущенными штанами валяющегося в спальне, член пахнет говном? И кого он мог там трахать? А? Вы спрашивали об этом у мамы? У соседей? Как часто он водил к себе шлюх в отсутствие жены?! И водил ли вообще?!
МИЛИЦИОНЕР#2. Вас искали. Наверное, когда нашли бы… расспросили, как следует…
ДЕВУШКА. Снимай штаны.
МИЛИЦИОНЕР#2. Что?
МИЛИЦИОНЕР#1. Чёрт, так и знал…
ДЕВУШКА. Снимай штаны. (Поднимает ружьё). Снимай.

Милиционер#2 расстёгивает брюки.

ДЕВУШКА. Трахни его. (Показывает стволом ружья на Милиционера#1). Давай. Ложись и трахай.
МИЛИЦИОНЕР#2. Девушка, вы понимаете…
ДЕВУШКА. Пошёл в жопу, мудак сраный. Понял? Мой брат теперь красит волосы в чёрный цвет, ставит их лаком и красит губы. Понял? Ему одиннадцать лет, у него пирсинг в нижней губе, проколоты соски и пупок. Он мне нравится и таким, но дело не в этом. Дело в том, что всем вокруг по хрену, откуда он взялся. По всему городу ищут меня – девушку, которая позволила себе ненавидеть человека так сильно, что убила его ни с того ни с сего топориком для мяса. Понятно? Ищут меня, потому что я позволила себе убить Мужчину. Я совершила самое страшное преступление в этом мире. Я – самый страшный враг этого мира. Потому что никогда и никто, ни один уважающий себя судмедэксперт, не станет нюхать член у мужика, убитого в спальне со спущенными штанами. Это – не по-пацански. Так ведь?
МИЛИЦИОНЕР#1. Послушайте…
ДЕВУШКА. Лежи тихо. Твоя роль в этой истории самая незначительная. (Милиционеру#2). А ты давай сюда свои штаны. И его.

Милиционер#2 снимает штаны, снимает штаны с Милиционера#1 и бросает Девушке.

ДЕВУШКА. Я понимаю, что это непросто. Я понимаю, что вам трудно и стыдно. Я уйду в другую комнату. Вы никуда отсюда не денетесь – без штанов. Но я войду сюда через 10 минут – и всё увижу. Мало того, что здесь хорошая слышимость – а те действия, которые я от вас требую, вы не сможете произвести бесшумно – но, кроме того, я прекрасно знаю, как выглядит взгляд мужчины, которого только что поимели в задницу. Будьте уверены, я это знаю. (Милиционеру#1). И если у тебя его не будет, я убью тебя. (Милиционеру#2). И если у него его не будет, я убью тебя.

Девушка выходит. Долгая пауза.

МИЛИЦИОНЕР#2. (Шёпотом). Что разлёгся? Давай, валим отсюда.
МИЛИЦИОНЕР#1. (Шёпотом). А она?
МИЛИЦИОНЕР#2. (Шёпотом). Вот окно. Это – второй этаж. Невысоко. Просто прыгаем, и всё.
МИЛИЦИОНЕР#1. (Шёпотом). Я не смогу. (Встаёт, подходит к окну, смотрит вниз). Точно не смогу.
МИЛИЦИОНЕР#2. (Шёпотом). Ты что – охренел? Она же чеканутая! Она же нас грохнет сейчас…
МИЛИЦИОНЕР#1. (Шёпотом). Ну не могу я! Страшно… я в детстве со стола прыгнуть не мог. А тут такая высота… обалдел, что ли?!
МИЛИЦИОНЕР#2. (Шёпотом). Да это ты обалдел! Я что – для себя распинаюсь тут? Моё дело маленькое – это твоя жопа в опасности. В прямом смысле!
МИЛИЦИОНЕР#1. (Шёпотом). А по лестнице нельзя?
МИЛИЦИОНЕР#2. (Шёпотом). Она услышит. А если прыгнем – тоже услышит, в принципе, но это уже по фигу. Тут же дома кругом рядом – не будет же она на глазах у всего двора стрелять!
МИЛИЦИОНЕР#1. (Шёпотом). А если она на всю голову больная? Может, и будет.
МИЛИЦИОНЕР#2. (Шёпотом). Да нет… такие так не разговаривают. Она умная. Она полгода прячется от нас. Про неё уже забыли почти… Дело, блин, вообще списали бы скоро. Подумаешь, мужик мёртвый – да таких каждый день по паре штук как минимум…
МИЛИЦИОНЕР#1. (Шёпотом). Ладно, это всё её дела. Делать-то сейчас что? Нам?
МИЛИЦИОНЕР#2. (Шёпотом). Так. Пока думаем. Надо как-то…
МИЛИЦИОНЕР#1. (Шёпотом). Что – как-то?
МИЛИЦИОНЕР#2. (Шёпотом). Инсценировать, что ли?
МИЛИЦИОНЕР#1. (Шёпотом). Ты охуел?!.
МИЛИЦИОНЕР#2. (Шёпотом). А между прочим, мне тоже под пулю неохота. Я в милицию не для того пошёл… ты слышал, что она сказала?
МИЛИЦИОНЕР#1. (Шёпотом). Я тебя ёбну.
МИЛИЦИОНЕР#2. (Шёпотом). Ты с ума сошёл, что ли? Это же понарошку…
МИЛИЦИОНЕР#1. (Шёпотом). Я тебя ёбну, понял? Если ты хоть раз до меня дотронешься, вот шаг сейчас сделаешь – я тебя ёбну. Понял?
МИЛИЦИОНЕР#2. (Шёпотом). Да мать твою, это же понарошку. Ты что – не можешь просто звуки поиздавать?
МИЛИЦИОНЕР#1. (Шёпотом). Какие, блядь, звуки, на хрен?
МИЛИЦИОНЕР#2. (Шёпотом). Ну я не знаю, блин… типа… ну… (С раздражением). Да что ты как маленький?! Сам не понимаешь, что ли?!
МИЛИЦИОНЕР#1. (Шёпотом). Не буду я ничего издавать. Охуел, что ли?
МИЛИЦИОНЕР#2. (Шёпотом). Так. Давай я тебе кое-что объясню. Ты не догоняешь, по-моему. Дело в том, что вон там (Кивает на дверь в другую комнату) находится девушка вот с такой, блядь, огнестрельной хуетенью (Очерчивает руками круг 78 см. в диаметре). И она ёбнутая. И она хочет, чтобы я (Показывает на себя) тебя (Показывает на Милиционера#1) трахнул в жопу (Делает обеими руками характерное движение).
МИЛИЦИОНЕР#1. (Шёпотом). Я знаю!
МИЛИЦИОНЕР#2. (Шёпотом). Ты ни хера не знаешь. Я (Показывает на себя) не хочу тебя трахать. Я вообще не хочу мужчин. И трахаться не хочу. Я бы сейчас даже бабу не стал трахать. Понял? Вряд ли у меня вообще встанет в таких обстоятельствах. Но там (Показывает на дверь в другую комнату) находится человек, который если сейчас не услышит чего-то похожее на то, как один мужчина в первый раз в жизни трахает другого в жопу против его воли… короче, я запутался. В общем, если мы сейчас не начнём что-то изображать хотя бы, она нас убьёт.
МИЛИЦИОНЕР#1. (Шёпотом). Да блин, ничего она нам не сделает. Она же понимает, что мы – менты! Её же найдут. Один хер найдут потом!
МИЛИЦИОНЕР#2. (Шёпотом). А тебе не всё равно? Ты-то будешь уже мёртвый… Понимаешь ты или нет? Значение имеет только вот, этот момент! Потому что если что в этом моменте случится не так – нас с тобой найдут мёртвыми, блин, здесь! Без голов! Понял?
МИЛИЦИОНЕР#1. (Шёпотом). Ну…
МИЛИЦИОНЕР#2. (Шёпотом). Тогда давай, блин, соберись и припомни всё, что знаешь о подобных ситуациях. И о звуках, которые при этом можно услышать.
МИЛИЦИОНЕР#1. (Шёпотом). Ну хорошо… а потом что?..
МИЛИЦИОНЕР#2. (Шёпотом). Будем думать. Но сейчас надо, чтобы она вошла в комнату именно через то время, которое сказала. А не раньше, потому что тихо. Понял?

Милиционер#1 начинает издавать невнятные, беспомощные поскуливания. Милиционер#2 сидит к нему лицом и думает. Именно в это время в комнату входят Парень#1 и Парень#2.

ПАРЕНЬ#2. (Смеётся).Так, короче, это было где-то примерно тут… Ищи теперь – свищи… четыре дороги весом… почти шесть… да они, по ходу, с собой их забрали, блин…
ПАРЕНЬ#1. Кстати - легко…

Замечают милиционеров. Некоторое время тихо. Потом Парень#1 начинает смеяться. Парень#2 зажмуривается. Потом открывает глаза. Потом тушит себе в локоть сигарету.

ПАРЕНЬ#2. Это что, всё правда происходит?
ПАРЕНЬ#1. Мужики, а где… ой, я не могу… мужики, а где ваши эти… (Сползает от смеха по стене). Мужики, вы пока ебётесь, у вас это, чё как… у вас штаны спиздили, на хуй…
ПАРЕНЬ#2. (Садится на корточки, говорит задушевным голосом). Ребята? Ничего, что мы тут посидим? Или, может, мы в другую комнату пойдём, чтоб не помешать? Не нарушать сложившийся интим, да?
ПАРЕНЬ#1. Это вы нас выгнали, а сами давай долбиться тут, да?! Я сейчас отъеду просто…
МИЛИЦИОНЕР#1. (Шёпотом). Тихо, пацаны…
ПАРЕНЬ#1. Ой, бля, я сейчас сдохну! Да вы не ссыте, вы продолжайте, мы сейчас в другую комнату пойдём, я тут сам долго не протяну…
МИЛИЦИОНЕР#2. (Шёпотом). Пацаны, я всё понимаю…
ПАРЕНЬ#2. Да мы тоже всё понимаем. Всё нормально, чувак. У всех равные права на любовь. Нормально, ты не стремайся. Будь таким, какой ты есть.
МИЛИЦИОНЕР#1. (Шёпотом). Да вы не понимаете…
МИЛИЦИОНЕР#2. (Шёпотом). Ребята… помогите нам… А?
ПАРЕНЬ#1. (Начинает кататься по полу). Охренеть, блин… я сейчас просто кончу! Я кончаю, я просто в шоке, бля… так не бывает. Так – НЕ БЫВАЕТ, БЛЯДЬ!!!
МИЛИЦИОНЕР#1. (Шёпотом). Тихо, пацаны, ради Бога, тихо, а?
МИЛИЦИОНЕР#2. (Шёпотом). Пацаны, я понимаю… я бы тоже смеялся… но тут всё не так, пожалуйста… Давайте, мы вам всё объясним… времени мало, блин…
ПАРЕНЬ#2. (Сквозь смех). Давай. Попробуй. Хотя… нафиг нам это всё, а?
МИЛИЦИОНЕР#2. (Шёпотом). Там… (Кивает в сторону двери в другую комнату). Девушка. Она сумасшедшая. У неё душевная травма…
ПАРЕНЬ#1. Подожди, подожди… я понял! (Смеётся). Она, короче, вас поймала, и заставила долбиться, да? А потом из вас победитель пойдёт, и с ней поваляется, да? Капец, блин, я сейчас кони двину!..
МИЛИЦИОНЕР#1. (Шёпотом). У неё оружие, нафиг… У неё охренеть здоровый ствол, блин.
МИЛИЦИОНЕР#2. (Шёпотом). Она, кстати, ненавидит мужчин. По-моему, всех. Короче, долго рассказывать, самое главное – вы должны нам помочь, ребята. Нам офигеть как нужна ваша помощь.

Оба парня истерически смеются.

ПАРЕНЬ#1. Тебе член подержать, да? Там мускул, наверно, пиздец нарос, он стоять не может…
ПАРЕНЬ#2. Не, ты не понял! Он попасть не может! Ему направить надо! Направить, блин! Это пиздец! Это полный пиздец, я хуею, блядь!
МИЛИЦИОНЕР#1. (Шёпотом). Она сейчас выйдет…
МИЛИЦИОНЕР#2. (Шёпотом). Уже время, пацаны… давайте придумаем уже что-нибудь, а? Иначе, я вам клянусь матерью, она сейчас выйдет и я хрен знает, что она ещё придумает. И вы уже просто так не выйдете отсюда, понятно?
ПАРЕНЬ#2. Ты нас, что – пугаешь, что ли? (Смеётся). Не, я всё-таки, по ходу сплю… (Парню#1). Прикинь – мент без штанов, который трахает другого мента без штанов так, что тот визжит на всё полуразрушенное здание… (Смеётся, кашляет, продолжает уже серьёзно). Так вот – он пугает меня? (Милиционеру#2). А что ты мне сделаешь? Ты меня хуем задушишь своим, что ли?
ПАРЕНЬ#1. (Сгибается пополам от смеха, потом становится на четвереньки, его руки по запястья утопают в мусоре). Он тебя сейчас обоссыт, блядь… до смерти, ты утонешь просто, прикинь… ты его бойся…

Парень#1 встаёт. В его правой руке оказывается толстая железная ножка старинной кровати – с роликом на конце.

ПАРЕНЬ#1. Только хуй ты угадал. Гомосек. Понял?
МИЛИЦИОНЕР#1. (Шёпотом). Блядь, пиздец…
МИЛИЦИОНЕР#2. (Шёпотом). Пацаны… пацаны, давайте без этого вот… я понимаю, у нас с вами было много всякой фигни… но пацаны…

Парень#1 наотмашь бьёт его концом ножки по зубам.

ПАРЕНЬ#1. Чшшшшш! Тишина…

Парень#2 начинает тоже искать что-нибудь по комнате, напевает при этом.

ПАРЕНЬ#2. «Тишина… тихо-тихо-тихо тишина…» . Хоп-па… (Находит старый стул, с треском отламывает от него кусок ножки со спинкой. Бьёт об дверной косяк, отбивает спинку). Супер…
МИЛИЦИОНЕР#1. (Шёпотом). Пацаны, пожалуйста…
ПАРЕНЬ#2. А главный прикол – хочешь? (Задирает штанину, достаёт из носка опасную бритву). Хуёвый из тебя сыщик, братан… “Who is know, what evil lurking in people’s souls?..” (Театрально смеётся). “Shadow know!..”
МИЛИЦИОНЕР#1. (Шёпотом). Пацаны…
ПАРЕНЬ#1. (Выразительно машет у него перед лицом палкой). Тишина… тихо-тихо-тихо тишина…

Оба парня, напевая песню Дельфина «Тишина», начинают что-то похожее на шаманские танцы вокруг милиционеров. Время от времени один из них подскакивает к ним и бьёт палкой (или режет бритвой) кого-то из них. Увлёкшись своими действиями, парни не замечают Девушку, которая выходит из двери в соседнюю комнату. Девушка некоторое время наблюдает за действиями парней, потом стреляет в воздух. Некоторое время просто тихо. Потом наступает такая тишина, что слышно, как кровь с опасной бритвы в руке Парня#2 капает на кусок старых обоев. В этой тишине слышно, как девушка дёргает затвор. Как звенит покатившийся по полу патрон. Как плачет Милиционер#1.

ДЕВУШКА. Именно это я и имела в виду, когда говорила о глазах. (Милиционеру#1). Ты меня понимаешь?

Милиционер#1 кивает. Девушка кидает милиционерам штаны. Те начинают одеваться, в это время оба парня делают движение к двери.

ДЕВУШКА. Стоять!

Парни замирают на месте.

ДЕВУШКА. Бросайте свои штуки. (Милиционерам). Идите. Мы поняли друг друга, да?
МИЛИЦИОНЕР#2. (Выплёвывает на пол кровь). Да. (Морщится, трогает челюсть). Всё, мы уходим…

Милиционеры уходят. Некоторое время ничего не происходит. Девушка ходит по комнате, парни следят за ней. Девушка садится в старое кресло у стены.

ПАРЕНЬ#1. Не, ну слушай, блин – мы, короче, пойдём, да? Я как понимаю, у тебя с этими (Кивает в сторону двери, куда ушли двое милиционеров) были проблемы. Мы ни при чём, правильно? У нас с тобой – никаких дел, так? Так что мы идём. ОК? Чё тебе с нами делить-то?

Девушка молчит.

ПАРЕНЬ#1. И потом – чё там этот ментяра нам сказал? Он сказал, что ты сумасшедшая. Я вот не вижу ничего сумасшедшего. Нормальная девушка. Всё путём у тебя, всё как надо… а при чём тут ненормальная?
ПАРЕНЬ#2. Ты бы заткнулся, что ли, а?
ПАРЕНЬ#1. А чего? Нормальная девчонка, смотри… а ментов я и сам не люблю. (Девушке). А ты молодец. Классно придумала. Ментов надо учить, правильно?

Девушка молчит.

ПАРЕНЬ#1. Я когда их без штанов увидал, я чуть не обоссался – веришь, нет? Такой прикол… Классно… они охуели, наверно, оба… А тот ещё так стонет, блин…. Как в порнушке, прикинь (Изображает). «Йа, йа, гут, шайзе, шайзе, фантастищь, фантастищь, йааа, йааа, ооооооохх…» Так прикольно, вообще…

Девушка молчит.

ПАРЕНЬ#1. Так мы пойдём? А что тебе с нами делать? Всё же нормально? И мы с ними поприкалывались немножко – ты же не в обиде, да? Всё ништяк… я там, правда, отоварил одного… ты уж извини… (Усмехается). Ну, давай, короче… всё. Пока. Мы пошли. Да?

Девушка тщательно прицеливается в Парня#1 и стреляет. Парня#1 выносит сквозь оконное стекло.

ПАРЕНЬ#2. (После паузы). Разговаривать нельзя, да?
ДЕВУШКА. Нельзя.
ПАРЕНЬ#2. Я так и понял.

Пауза. Снаружи меняется погода. В разбитое окно задувает ветер, мусор прячется от него по углам комнаты. Становится темно, потом начинается дождь. Через разбитое окно заносит ветром отдельные капельки. У ног Парня#2 собирается лужа.

Девушка наклоняется вперёд, чиркает спичкой и поджигает давешнюю, потушенную милиционерами банку. Синий, еле видный огонёк повисает над горловиной банки, иногда почти угасая, иногда воровато перебегая через край. Время от времени в банке с жирным шлепком взрывается сгусток краски – тогда пламя становится синим, и несколько искр взлетают вверх.

ДЕВУШКА. Иногда человеку дают шанс…
ПАРЕНЬ#2. Да не надо мне этой бодяги, блин. Говори сразу, какого хрена тебе надо и всё.
ДЕВУШКА. И всё?
ПАРЕНЬ#2. И всё. А ты думала что? Что сейчас ты мне ещё тут два часа по ушам ездить будешь? Мне на хер не надо всю эту лабуду твою выслушивать. У меня дел полно.
ДЕВУШКА. Каких?
ПАРЕНЬ#2. Не зли меня. Какая тебе, на хер, разница, что у меня за дела? Мне надо отравы купить, чтобы не сдохнуть ночью. А для этого надо обокрасть маму, покопаться в памяти, отыскать пару хороших ненаёбанных знакомых, если таковые ещё остались, и наебать их. Надо ограбить какого-нибудь лоха. От ментов съебаться. Спиздить пожрать что-нибудь. Надо поспать где-нибудь в тихом месте, где крыс нет и не пизданёт меня никто. Надо посмотреть что-нибудь. Почитать что-нибудь. (Усмехается). Макнуть, если обломится. А после того, как я достану отравы, надо найти денег на завтра. Ясно? Поэтому, если ты меня (Кивает на окно) хочешь к нему отправить, давай. Мне по хую. А грузить меня не надо. Я по жизни груженый.
ДЕВУШКА. Значит, тебе ничего не надо?
ПАРЕНЬ#2. Блядь, а ты чё – золотая рыбка, что ли? Не надо! Прикинь?! Не ожидала, да?
ДЕВУШКА. Тихо.
ПАРЕНЬ#2. Чё?
ДЕВУШКА. Тихо. Я тебя поняла. Тихо. Непонятно, что творится, правда? На улице – дождь…
ПАРЕНЬ#2. Ну, вот, опять…
ДЕВУШКА. Если ты меня перебьёшь – я тебя застрелю. Не так тебе всё и по фигу, как ты говоришь. Понял? Не так. Я тебя застрелю. Ты умрёшь. И хрен купишь своей отравы. Хрен слезешь с иглы. У тебя ведь есть надежда, так? У тебя ЕСТЬ надежда, что ты когда-нибудь войдёшь к маме в комнату, и она по глазам твоим поймёт, что ты – чистый, да? Что теперь всё будет по-другому, всё прошло и никогда не вернётся, и теперь всё будет только хорошо. И она может жить спокойно, и проживёт на целых 5 лет больше, и умрёт не трясясь за то, что ты загнёшься в канаве, проколов квартиру, или в тюрьме, от туберкулёза. Да?
ПАРЕНЬ#2. И что с того? Ты что – можешь меня стащить?
ДЕВУШКА. Ещё чего. Я просто хочу, чтобы ты сделал кое-что, что я скажу.
ПАРЕНЬ#2. Что?
ДЕВУШКА. Посиди тихо.

Они сидят тихо. Дождь снаружи продолжает идти. Слышно, как детей во дворе зовут домой. Деревья шелестят листьями. Невидимая собака пробегает поблизости, останавливается под стеной дома, и пьет стекающую с крыши чистую воду с неба. Капли барабанят по стенам, мокрый, пахнущий свежей листвой и типографской краской ветер пролетает мимо них. В комнату входит, нюхает косяк и уходит мокрый, взъерошенный котёнок с хвостом трубой. Становится холодно. Девушка пересаживается с кресла на пол, Парень#2 осторожно садится на корточки. Они придвигаются к пламени. Сверху, с крыши, льётся струйка воды, огибает банку между ними, вытекает из комнаты и течёт дальше – вниз по лестнице, в землю, чтобы встретиться с Главной Водой. На окно садится птица, смотрит на них, смотрит на огонь и засыпает.

ПАРЕНЬ#2. (Вполголоса). И, короче, так всё и было, да?
ДЕВУШКА. Ага.
ПАРЕНЬ#2. Было, и было, и было, и было… всё время… Что бы ты ни делал, да? Колись, убивай, пей, прикалывайся, живи, умри – придёт дождь и смоет всю твою штуку… Дождь из-за стены.
ДЕВУШКА. Нет. Это если ты понимаешь, что он придёт. Тогда ты будешь его ждать. И делать, чтобы он пришёл. Тогда он придёт. А если не ждать – приду я. И тогда – всё.
ПАРЕНЬ#2. То есть всё просто? Нужно только остановиться и подумать?
ДЕВУШКА. Если есть чем.
ПАРЕНЬ#2. А зачем тогда… это всё? (Кивает на окно, за которым лежит мёртвый Парень#1).
ДЕВУШКА. Иногда трудно обратить внимание на то, что ты хочешь сказать. Очень трудно. Пока не прольётся кровь – никто и не услышит.
ПАРЕНЬ#2. А…

Они снова замолчали. Продолжали сидеть, пока не сгустилась темнота, и в окнах, делая струи дождя похожими на синие лазеры, не замелькали милицейские мигалки. Она кивнула Парню#2: «уходи». Он пожал ей руку и исчез в темноте. А она, дождавшись голоса из мегафона, швырнула в разбитое окно горящую банку (когда банка взорвалась, ударившись об машину, стало светло, и видно было, что она улыбается) – и стреляла, пока не погас свет.
Ещё пара вспышек.
И всё.

Иң мөһим һәм кызыклы язмаларны Татмедиа Telegram-каналында укыгыз


Ошый
356
0
0
Комментарийлар (0)
Cимвол калды:
Хәнәфи Бәдигыйны соңгы юлга озаттылар
FIFA җанатарлары фестиваленнән фоторепортаж
ARTS BILER FORUM
«Без - Тукай оныклары» төбәкара чатырлы ял аланы (фоторепортаж)
«Сәләт» оешмасының чишмә башы
  • Световозвращающие элементы на одежде ребенка могут спасти ребенку жизнь
  • Световозвращающие элементы на одежде ребенка могут спасти ребенку жизнь
Реклама
FIFA җанатарлары фестиваленнән фоторепортаж
ARTS BILER FORUM
«Без - Тукай оныклары» төбәкара чатырлы ял аланы (фоторепортаж)
«Сәләт» оешмасының чишмә башы