В волшебном саду Хикмета

Елена Шевченко

31 января в Казанском татарском ТЮЗе имени Габдуллы Кариева состоялась премьера спектакля «Сказки Хикмета». В основу постановки легли два произведения выдающегося турецкого поэта, писателя и общественного деятеля Назыма Хикмета – пьеса «Слепой падишах», написанная им в соавторстве с кинодраматургом и редактором Верой Туляковой, и сказка «Влюбленное облако».

Хикмет, за свои политические убеждения четверть жизни проведший в тюрьмах, в начале 50-х годов был лишён турецкого гражданства и эмигрировал в СССР, где прожил до самой своей кончины в 1963 году. Интерес к личности и творчеству писателя в Советском Союзе был чрезвычайно велик. Официальные власти видели в нём важную политическую фигуру – убеждённого коммуниста, жертву реакционного режима. Советская интеллигенция чтила Хикмета как большого поэта, интеллектуала, человека бескомпромиссной прямоты и редкого обаяния. Произведения его переводились на русский язык, активно печатались, по ним снимали фильмы, ставили спектакли. Так, в 1959 году Роман Качанов и Анатолий Каранович выпустили короткометражный мультипликационный фильм «Влюблённое облако». Снятый в авангардной, смешанной манере, сочетавшей кукольную и рисованную анимацию, фильм получил широкое признание в СССР и за рубежом и был отмечен рядом престижных наград.

Стихотворение Назыма Хикмета «Сказка сказок» подтолкнуло Юрия Норштейна к созданию в 1979 году одноименного мультфильма, ставшего классикой отечественной анимации. В картинках-воспоминаниях узнаваемы образы Хикмета:

Стоим над водой

Солнце, кошка, чинара, я и наша судьба

Отражаемся в тихой воде

Солнце, кошка, чинара, я и наша судьба

Блеск воды бьёт нам в лица

Солнцу, кошке, чинаре, мне и нашей судьбе...

                                         (перевод М.Павловой)

Но затем наступило затишье. Менялись времена, порождая новых кумиров. Интерес к творчеству Хикмета в нашей стране не то, чтобы иссяк, но стал в большей степени принадлежностью избранных – историков литературы, театроведов, художников, любителей поэзии. Спектакль «Головокружение» Московского драматического театра имени Армена Джигарханяна «На Покровке», поставленный в 2017 году и посвящённый Назыму Хикмету, явился едва ли не единственным событием такого рода за последние десятилетия. Выполненный в жанре театральной фантазии по мотивам поэтических и драматургических произведений Хикмета, он впервые в сценическом воплощении открыл малоизвестные страницы его жизни и творчества. Не менее значимым событием в этом отношении стал спектакль «Сказки Хикмета» ТЮЗа им. Г.Кариева, воссоздавший для зрителя нового поколения поэтический мир большого художника.

Спектакль кариевцев состоит из двух самостоятельных историй. Первая из них – легенда о падишахе, безжалостном воине, ослепшем в бою (Ильнар Низамиев). Лишь земля, которой не коснулось копыто его коня, может вернуть ему зрение. Сюжет истории связан с путешествием младшего сына падишаха (Эльдар Гатауллин) в поисках заветной горстки земли. В то время как старшие сыновья (Ильназ Хабибуллин, Булат Гатауллин) мечтают поскорее занять отцовский трон, младший сын стремится любой ценой спасти отца – открыть ему глаза на окружающий его мир лжи и лести. Старшие братья, обеспокоенные намерением младшего, пускаются за ним в погоню. Но по дороге средний брат поддаётся соблазну и навеки остаётся в царстве праздности и неги. Старший брат становится падишахом одного из покорённых его отцом государств, идёт войной на своего родителя и, изгнав того из царства, слепым пускает по миру. И только младший сын падишаха, невзирая на опасности, упорно идёт к своей цели. Все земли, что встречаются ему на пути, разграблены и разорены отцом. Там царят ложь, воровство, нищета и несчастье. Помятый глобус, который младший сын держит в руках, – это искорёженный земной шар, мир, попранный воинственным падишахом. Лишь в далёких владениях капризного молодого Эмира (Раис Ахметзакиров) младший сын находит то, что ищет. Выполнив условие Эмира – доставив ему прекрасную Королеву Равнодушия (Наиля Каримова), он берёт желанную горстку земли и приносит её своему отцу. «Слепой падишах» – это своего рода философская притча: спасти человека может только земля, не осквернённая им, а условием спасения является отказ от дальнейших завоеваний и убийств.

Притча – жанр на все времена, резонирующий со всякой эпохой. Но у каждого времени свой способ выражения, свой язык, свои эстетические каноны и антиканоны. Сегодняшний детский театр не может существовать, не учитывая характер восприятия современного ребёнка, особенности его сознания. Нужно сказать, что татарский ТЮЗ в последние годы успешно идёт по этому пути – он ищет новый язык взаимодействия с юным зрителем, стремится встроиться в его систему координат. Так, в спектакле «Питер Пэн» происходит увлекательная игра с виртуальной реальностью, в сказке «Удивительные приключения кролика Эдварда» присутствуют удачные аллюзии к популярному мультфильму «История игрушек», в спектакле «Умник» создана яркая модель молодёжной субкультуры.

Постановщики спектакля «Слепой падишах» – режиссёр Сойжин Жамбалова (Бурятия), художник Геннадий Скоморохов (Москва), художник по костюмам Надежда Скоморохова (Москва), хореограф Мария Сиукаева (Москва) – для воплощения своего замысла создали смелую и стильную художественную форму. Сценография носит подчёркнуто условный характер: серые прямоугольные параллелепипеды легко трансформируются в крепостную стену, трон, развалины разрушенных городов. В них впечатаны следы падишаха-завоевателя. Язык спектакля – это язык символов, пластических образов, масок, знаков, ассоциаций, побуждающий ребёнка к сотворчеству. Нынешнее поколение, взращенное на Minecraft и LEGO, привыкшее конструировать мир из кубов, легко справляется с задачей конструирования смысла. Минималистический дизайн культовых игр формирует в современных детях и иное чувство цвета. Поэтому они оказываются более восприимчивыми к мрачноватой палитре спектакля с преобладанием в ней чёрного, серого, красного и белого, чем поколение взрослых, воспитанное на лубочной красочности новогодних открыток, фантиков, книжных иллюстраций и прочих атрибутов советского детства.

Выразителен и изыскан пластический рисунок спектакля. Так, сцена борьбы и лихорадочного бега трёх братьев – одна из самых эффектных в спектакле – представляет собой законченную хореографическую миниатюру. Поролон, на котором с непринужденной лёгкостью двигаются актёры, придаёт их пластике особую завораживающую гибкость.

Совершенно иной художественный мир создан во втором акте спектакля. Следующая история – это сказка о красавице Айше, хозяйке прекрасного сада, и влюбившемся в неё облаке. Чёрный Сейфи, которому не удаётся завладеть садом Айше, пытается погубить его – траву с деревьями и цветами заметают пески пустыни, но облако, проливаясь дождём, ценой своей жизни спасает возлюблённую и её сад.

Сценическое воплощение этой лирической сказки ошеломляюще неожиданно. Приёмы разговорного театра, помноженные на возможности мим-театра, создают эффект искрящегося фейерверка, цветного вороха разлетающегося конфетти. «Полунинская» стилистика спектакля позволила его создателям сотворить собственную – трогательную, при этом безумно смешную историю. В своём интервью санкт-петербургскому журналу Where великий «Король дураков» признавался: «Я люблю сочные и яркие цвета, какими рисуют дети, люблю буйство ароматов, словно на Гавайях, люблю насыщенность звука, даже если это всего лишь треск ночных цикад… Наполненный до краёв мир я и называю праздничным». Именно такой мир предстаёт перед зрителями «Влюблённого облака».

Действие начинается с появления «оркестра» – четырёх клоунесс с трещотками и свистульками, в лохматых париках и шутовских нарядах (Лилия Низамиева, Алсу Шакирова, Назлыгюль Хабибуллина, Наиля Каримова). Им предстоит выступить в роли музыкантов, рассказчиц, слуг просцениума и, наконец, комического «античного хора», уморительно реагирующего на происходящее. Именно они начинают рассказ о дервише, присевшем под кипарисом, из флейты которого чудесным образом вылетели – Заяц (Ильфат Гибадуллин), Голубь (Раис Ахметзакиров), Репейник (Ильнар Низамиев), Облако (Булат Гатауллин), Чёрный Сейфи (Эльдар Гатауллин) и прекрасная Айше (Рузанна Хабибуллина). Рассказ сопровождается появлением персонажей, для каждого из которых найдена индивидуальная остроумная деталь. Взаимодействие «рассказа» и «показа» является одним из основных источников комизма.

Айше – прелестная ожившая кукла, о чём говорит её хорошенькое наивное личико, застывшая улыбка, механическая пластика, яркий наряд, изобилующий цветочками, горошинками, бусами и помпонами. Куклой-мальчиком с приклеенной счастливой улыбкой предстаёт и влюблённое в неё Облако. Сейфи же, со своей коварной усмешкой, тонкими усиками и чёрным френчем, напоминает опереточного злодея или инфернального героя эпохи немого черно-белого кино. Основная тональность спектакля – ирония, добродушное подтрунивание актёров над своими персонажами.

Во «Влюблённом облаке» так же, как и в первом акте, создана яркая сценическая условность: скрипучая дорожка из пластиковых бутылок, по которой плетутся Чёрный Сейфи и его Конь (Ильназ Хабибуллин), имитирует иссохшую почву пустыни; струя дыма из крио-пушки, направляемой рукой злорадного Сейфи, – поток песка, которым он засыпает сад Айше; разноцветные мыльные пузыри – дождь, которым пролилось Облако, чтобы спасти любимую и её цветы.

При кардинальном различии сценического языка, два акта спектакля содержат смысловые параллели. Для обеих историй важна мысль о красоте – мнимой и подлинной. Королева Равнодушия, черты которой, как и весь её облик, отмечены холодной геометрической гармонией, лишь в первый миг кажется младшему сыну падишаха красивой. В то время как тёплая красота нежной, чистой сердцем Айше вызывает во всём живом чувство любви.

Прекрасный сад Айше сродни оазису доброты и человечности, сохранившемуся в душе младшего сына падишаха. А земля, разорённая властителем, похожа на выжженную пустыню, в которую превратил сад Айше Чёрный Сейфи.

В обоих случаях речь идёт о самопожертвовании героев ради благородной цели: сын падишаха навлекает на себя немилость отца, рискует жизнью, но не отказывается от мысли о его спасении, а облако погибает, чтобы спасти чудесный сад Айше – мир красоты, любви и счастья. И хотя Айше оплакивает своего возлюбленного, завершается спектакль её улыбкой: не может навсегда уйти тот, кто отдал жизнь за других. В поэтическом переводе слова Хикмета звучат так:

Не умирает тот навеки, кто умирает за других

И не нужна героям жалость

Они живут во всём. Везде.

Как это облако осталось, став отражением в воде…

Эти важные смыслы доносятся до юного зрителя не с назидательной драматической серьёзностью, а в зрелищной, фантазийной, феерически театральной форме. Создатели спектакля лишний раз доказали, что о серьёзном можно говорить задорно, озорно и весело.

Актёры органично существуют и в том, и в другом художественном пространстве спектакля. Режиссёр Сойжин Жамбалова на передаче «Эхо Москвы» в Казани отметила их радостную открытость, гибкость, готовность к эксперименту. Спектакль буквально заряжен молодой энергией, которая передаётся зрителям. Уверена, что это яркое театральное впечатление надолго останется в их памяти, «как это облако осталось, став отражением в воде...».

Иң мөһим һәм кызыклы язмаларны Татмедиа Telegram-каналында укыгыз


Ошый
406
0
1
Комментарийлар (0)
Cимвол калды:
Сообщили печальную новость о Лолите Милявской
FIFA җанатарлары фестиваленнән фоторепортаж
ARTS BILER FORUM
«Без - Тукай оныклары» төбәкара чатырлы ял аланы (фоторепортаж)
«Сәләт» оешмасының чишмә башы
  • Принимаемые меры
Реклама
FIFA җанатарлары фестиваленнән фоторепортаж
ARTS BILER FORUM
«Без - Тукай оныклары» төбәкара чатырлы ял аланы (фоторепортаж)
«Сәләт» оешмасының чишмә башы