Человек и тень

27 марта, во Всемирный день театра, по традиции были оглашены итоги ежегодного республиканского театрального конкурса «Тантана». Церемония торжественного награждения лауреатов, обычно проходившая в Татарском государственном академическом театре им. Г. Камала, в этот раз состоялась в Набережночелнинском государственном татарском драматическом театре им. А. Гилязова. Казанский ТЮЗ, в этом году представленный в девяти номинациях, стал дважды лауреатом: актёр Ильнур Гарифуллин победил в номинации «Лучшая мужская роль второго плана» за роль старшего лейтенанта Гальцева в спектакле «Иваново детство», а фантазия на тему пьесы Е. Шварца «Тень» была признана лучшим спектаклем малой формы.

 

Надо сказать, что в этом театральном сезоне Казанский ТЮЗ заявил о себе очень ярко – целым рядом премьер, акций, фестивалей и лабораторий. Девять номинаций в конкурсе «Тантана» - большой успех театра. «Удивительный чердак» вошёл в список претендентов на звание «Лучший спектакль для детей», спектакль «Иваново детство» был включён в номинацию «Лучший спектакль большой формы». Как уже упоминалось, Ильнур Гарифуллин стал номинантом, а затем лауреатом конкурса за исполнение в «Ивановом детстве» роли Гальцева. За звание «Лучший актёрский ансамбль» боролись исполнители спектакля «Юбилей ювелира». Но самый большой урожай номинаций собрал спектакль «Тень»: «Лучший спектакль малой формы», в которой театр одержал заслуженную победу, «Лучшая женская роль» (Полина Малых), «Лучшая женская роль второго плана» (Дарья Бакшеева), «Лучшая мужская роль второго плана» (Михаил Меркушин и Алексей Зильбер).

Спектакль «Тень» родился из лабораторного эскиза. В октября 2021 года Казанский ТЮЗ проводил режиссёрскую лабораторию по произведениям Евгения Шварца, уроженца нашего города, приуроченную к 125-летию со дня его рождения. Это было путешествием по вселенной Шварца, но не в прямом смысле слова путешествием-погружением в мир драматурга, а скорее рефлексией современных художников по поводу его личности и творчества. Сегодня это обычная, если не сказать закономерная, форма диалога с классическим материалом, в том числе, с классикой ХХ века. Была приглашена сильная режиссёрская команда: Пётр Шерешевский (Санкт-Петербург), Дмитрий Егоров (Санкт-Петербург), Артём Устинов (Самара). За их плечами многочисленные постановки и лаборатории в театрах страны, номинации на «Золотую маску» и другие театральные премии и достижения. На лаборатории было представлено три эскиза: «Тень» в постановке Петра Шерешевского, режиссёрская работа Дмитрия Егорова «Шварц, человек, тень» по пьесе Маргариты Кадацкой и «Снежная королева» по мотивам пьесы Е. Шварца и одноимённой сказки Г. Х. Андерсена в трактовке Артёма Устинова.

Все эскизы театр решил довести до полноценных спектаклей и включить в постоянный репертуар. Первым стала «Тень», премьера которой состоялась 20 и 21 ноября 2021 года. На счету режиссёра Петра Шерешевского более 50 спектаклей и целый ряд лабораторий в театрах России. Пётр Шерешевский – главный режиссёр Камерного театра Малыщицкого (Санкт-Петербург), многократный номинант национальной театральной премии «Золотая маска». Вот и в этом году на «Золотую маску» номинированы две его работы – «Тайм-аут» в новосибирском театре «Красный факел» (спектакль большой формы) и «Дания тюрьма» в Камерном театре Малыщицкого (спектакль малой формы). Сам же Пётр Шерешевский стал дважды номинантом за работу режиссёра в обоих спектаклях. Несколько лет назад казанские зрители имели возможность посмотреть его спектакль «Васса», который привозил на гастроли набережночелнинский театр «Мастеровые». На его сцене идет еще один спектакль Петра Шерешевского – «Фантазии Фарятьева». Это режиссер со смелым, неординарным мышлением. Его спектакли отличает особая чистота и, я бы сказала, элегантность стиля. «Тень» не стала исключением.

Всегда интересно наблюдать за превращением эскиза в законченный спектакль. «Фантазия на тему пьесы Е.Шварца» – так определили его жанр авторы. Действие сказки Шварца перенесено в другую эпоху, обстоятельства осовременены, вместо счастливого конца зрителя ждёт безрадостный финал. Главный герой – Учёный, по имени Христиан Теодор, переживший в юности любовную драму и, дабы избежать новой боли, навсегда отказавшийся от любви. Взрослея, он становится противоположностью, тенью себя прежнего и превращается в бесчувственного Теодора Христиана. Таким образом, диалог с тенью в спектакле – это диалог молодого героя с собой повзрослевшим. Роль Учёного в молодости исполняет Ярослав Кац. В лабораторном эскизе взрослого героя играл Алексей Зильбер, в спектакле же – Павел Густов. В результате рисунок роли стал жёстче. Актёры поменялись местами: теперь роль Доктора, прежде исполнявшуюся Павлом Густовым, играет Алексей Зильбер, что очень хорошо ложится на его актёрскую индивидуальность. Я бы сказала, что принципиальных изменений не произошло, но линия духовного оскудения героя теперь прочерчена гораздо чётче. Если во время обсуждения эскиза зрители интерпретировали его по-разному и не всегда считывали заложенную в нём систему знаков, то спектакль обрёл неукоснительную логику и уверенную силу.  Удивительно, как современно звучит в нём текст Шварца и как органично он соединяется с этой придуманной заново историей. Нынешний герой – заложник схожих обстоятельств: произвола властей и чиновников (Министр финансов – Михаил Меркушин), бессилия друзей (Доктор), женского вероломства (Юлия Джули – Дарья Бакшеева), жеманного эксгибиционизма (Цезарь Борджиа – Виталий Дмитриев). Но главной темой спектакля становится его неспособность любить. Даже встретив Девушку (Полина Малых), как две капли воды похожую на его прежнюю возлюбленную, внушив ей чувство любви и собираясь с ней под венец, он не чувствует ничего, кроме опустошённости - зеркальное отражение давней истории, когда девушка бросила его, влюбившись во взрослого мужчину, которому была не нужна.  Двойничество, тени, перевёртыши,  морок зеркал – суть  художественного мира спектакля. На неё работает сценическое пространство – окно, зеркала, экран и проекции, создающие кинематографический эффект (художники – Пётр Шерешевский, Надежда Иванова; видео – Ляйсан Юнусова, Филипп Замахаев). Крупные, средние и общие планы сменяют друг друга или существуют параллельно – в реальном измерении, на экранах и в зеркалах, и в каждый момент времени зритель видит всех героев, наблюдает за реакциями каждого. Поразительно, как раскрылись в этой работе актёры, в их игре появилось какое-то новое измерение. Крупные планы не лгут, при самом пристальном взгляде вы не увидите в выражении их лиц ни грана фальши, их отличает органичность и правда существования в образе. 

Но нам рассказали не просто частную историю некого Христиана Теодора. Для меня спектакль «Тень» -  это, прежде всего, история человека – назовём это так - эпохи БГ. Неслучайно спектакль буквально прошит его песнями, в которых заключён универсальный код - надежд, разочарований и изломов судьбы целого поколения. В каждом из нас они запускают механизм воспоминаний – общих и личных. В юности мы с моим другом возвращались после концерта БГ - совершенно ошалевшие и счастливые. Шли по железнодорожным путям, по холмам вдоль Казанки и распевали «Сидя на красивом холме». А потом пошёл дождь, мы вскочили в пустой трамвай, и он, повиснув на поручнях, встряхивая мокрые непослушные волосы, кричал "It's me! It's my soul!" Когда я смотрела спектакль, зарифмовалось всё, даже трамвайные поручни - с теми, за которые держались в метро герои «Тени». Ярослав Кац в роли молодого Христиана Теодора напомнил мне моего друга юности. Но не хотела бы я встретиться с ним сейчас -  боязно увидеть Теодора Христиана, такого, каким его так беспощадно и точно сыграл Павел Густов. Горькая, непреложная истина - с возрастом наша способность любить сжимается и истончается, как шагреневая кожа. Думаю, спектакль и про это.

Заканчивается «Тень» безрадостной сценой: два уже не молодых человека, как сейчас говорят, лузера - Учёный и Доктор - пьют коньяк и под песню  БГ «Этот поезд в огне... / Нам некуда больше бежать» оплакивают свою жизнь, которую проиграли.

Однако Пётр Шерешевский умеет говорить о больном и безнадёжном так, что на фоне необъятной грусти зритель переживает катарсис. У него сама форма прорастает смыслами, и то, КАК сделан спектакль, внушает надежду, которой не оставляет то, ЧТО мы видим на сцене. Такое же чувство я испытала после спектакля «Фантазии Фарятьева», поставленного им в Набережных Челнах, в театре «Мастеровые». Сквозь безмерную грусть - свет и тихая, с налётом горечи радость.

На поклонах, после мрачного финала «Тени», регистры переключаются, и звучит до боли родное - «Сидя на красивом холме…». И сквозь печаль снова проступает она -  неистребимая, необоримая чудесная радость. И ты сбрасываешь панцирь и чувствуешь свою душу – беззащитную и живую. It's me! It's my soul!

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
180
0
1
Комментарии (0)
Символов осталось:
Кариев театры «Tamga» лабораториясе белән театраль сезонны тәмамлый
FIFA җанатарлары фестиваленнән фоторепортаж
«Без - Тукай оныклары» төбәкара чатырлы ял аланы (фоторепортаж)
«Сәләт» оешмасының чишмә башы
  • Минзәлә театры Сабир Өметбаев бюстын аның туган авылына бүләк итте
22 июнь 2022 - 15:07
460
0
0
Утырырлар, дисезме?
21 июнь 2022 - 13:49
425
0
0
Биибезме?Биибез!
21 июнь 2022 - 11:41
378
0
0
"Здесь был Кай"
16 июнь 2022 - 15:28
816
0
0
Кызмы икән,малаймы?
Реклама
FIFA җанатарлары фестиваленнән фоторепортаж
«Без - Тукай оныклары» төбәкара чатырлы ял аланы (фоторепортаж)
«Сәләт» оешмасының чишмә башы