«Пять вечеров» как одно мгновение

Дорогие читатели журнала «Сэхнэ»! Уверена, что вы регулярно посещаете театры нашего города. А как же иначе? Актёры и режиссёры для того и существуют, чтобы уводить нас из скучного, а порой и поднадоевшего быта в выдуманные дали, в которых так интересно хотя бы на время заблудиться.

Я выпускница отделения журналистики Казанского университета 1977 года. В своё время мы изучали жанр рецензии, хотя писать их совершенно не умели. Авторами привлекающих внимание газетных текстов в том формате выступали маститые учёные – кандидаты искусствоведения, истории. Помню имена театроведов Х.Л. Кумысникова, И.И. Иляловой, Б.Ф. Султанбекова. Их статьи сообщали миру свою точку зрения на ту или иную постановку. С политической точки зрения они разбирали детально всякое новое явление в театре. Публикации же были двух типов – либо восхваляющие (если требовал момент), либо критические, забивающие всякое творчество на корню...

Но эти статьи нужны были читателю! Газеты читались, выписывались – по 3-6 изданий на квартиру… До интернета вездесущего была пропасть времени. И мы ориентировались на упомянутые постановки, отлично понимая, что пьесу нужно смотреть самим, не передоверяя её оценку специалистам-журналистам…

Потому пробую написать нечто вроде рецензии на спектакль, который пришёлся по душе. Это известная с юности нашей Володинская пьеса под названием «Пять вечеров». Как ждала я эту постановку весь прошлый год! В татарском театре не так уж часто ставятся русские пьесы, поэтому каждая – на вес золота.

Я с волнением ждала новой попытки поставить русского писателя, драматурга А. Володина, на чьём материале выросла и который понятен и близок. Это были «Пять вечеров» (1958 года издания).

Задача была архисложная: спустя более 60 лет после описываемых событий вернуться к ним  и показать целую человеческую историю своему  зрителю. Сделать это нужно как можно более доступно, убедительно, захватывающе. В театральном зале сидящие  не  должны заскучать. Не зная  содержания пьесы заранее, свидетели происходящего на сцене должны все разом  сориентироваться и в её материале, и в характерах людей, и, что самое главное, – применить увиденное к себе, душу почистить в лучах софитов, освещающих совсем другие персоны. 

В итоге зал оказался единым целым. Он дышал совместно. Он смеялся и болел душой за горе-влюблённых так дружно, словно делал это каждый день долгое время. Все свидетели поисков заблудшей душой своей молодости, любви своей,  получили ожидаемое. Сопереживали тому, кто, по сути дела, профукал в юности свою вторую половинку, хотя и обстоятельства были соответствующие – трагическая и непреклонная Великая Отечественная война.

Какой получился  великолепный сколок жизни середины прошлого века! На сцене всё было так узнаваемо – из мебели  (торшер, радиоприёмник, столик, диваны советские и т.д.), из костюмов... Пальто Зои (Блеск! Нарядное,  с мехом – сразу видно работницу торговли), туфли героини (ну точно «мымрины» – по «Служебному роману», скучнейшие, по кошельку носительницы и её производственному статусу), платья (чего стоит красное Катино — обхохочешься! Тот ещё гардероб для девушки 19 лет!).

...В зале сидело немало людей, проживших те годы, помнящих эти времена, а потому и ностальгирующих о них. Уверена, что многие аплодисменты во время спектакля и овации после были адресованы не только режиссёру А. Заббарову,  артистам Л. Хамитовой, М. Габдуллину, Г. Гайфетдиновой, А. Каюмовой, И. Хайруллину и А. Бурганову,  но и: сценаристу, хореографу, художнику, костюмеру, портному, постановщику столь искромётного, очень живого спектакля, не оставляющего ни на минуту своими яркими эмоциями.

Естественно, что «Вечерам…..»  жить и радовать зрителей ещё долго, потому как они отражают  нашу жизнь, как в капле воды. Мы уходим друг от друга, не понимая, что рвём этим свои судьбы. Мы боимся быть самими собой, о своих чувствах сообщить не решаемся, а напускная форма в поведении морочит голову,  делает невозможным сближение даже тогда, когда сердце бунтует и плачет, тянется к другому сердцу.

Успех постановки обусловлен в немалой степени тем, что из шести артистов заслуженных Татарстана было двое и народных тоже. Здорово! Главная  героиня – Люция Хамитова (Тамара Васильевна) ещё и лауреат гос.премии им. Тукая, как и Искандер Хайруллин (Тимофеев). 

Скажу об Искандере Хайруллине... Куда ему деться от образа папы, одного из самых-самых в театре им. Камала, народного из народных! Глаза раскрываешь шире и уши тоже,  слушая его, видя его игру, ведь с молодых лет приходилось бывать на спектаклях с участием  его блистательных родителей —  любимых артистов  И. Хайруллина и А. Гайнуллиной... Что же….Роль ему удалась! Живая, немного комичная, а улыбнуться в наши дни так хочется!

Но звездой спектакля была,  конечно, ОНА — Люция Хамитова. Люция-ханум, спасибо ей огромное! Мы увидели в её игре  такую сильную женщину, такую самоотверженную, живущую ради других, забывающую о себе… Это же портрет поколения 60-х годов!!! Отлично артистка справилась с ролью, как и всегда,  впрочем.

Этот спектакль в записи в чёрно-белом варианте, из тех ещё лет, видела по ТВ совсем недавно. Канал «Культура» такие вещи порой показывает... Там в главной роли была великая Л. Гурченко. Сравнивала  игру представительниц  двух поколений. И было радостно увидеть, что наша землячка  не стала  копией Гурченки, а внесла своё толкование в роль, и  это исполнение показалось убедительным. Героиня Людмилы Гурченко была по сути дела скучна, пряма, как стрела башенного крана. Смотреть тот старый  фильм-спектакль трудно, эмоций не хватает... Ощущение алгоритмичности происходящего не покидает. А в варианте Хамитовой женщина, потерявшая любовь и себя вместе с ней в юные годы, не только  напряжена внутренне, связана в узел, но и страдательна… Её действия – несуразные, резкие,  не отвечающие её истинным желаниям, понятны – от горя же закрылась и мстит самой себе за всё несостоявшееся. В Хамитовой эмоции читались  запросто – даже на застывшем лице, в полуопущенной голове, в недвижимости рук и ног. Потому было нескучно, а очень интересно наблюдать за сюжетом….

Особой оценки заслуживает хореограф спектакля О. Глушков. Великий дар у человека научать нетанцоров виртуозно танцевать! В «Пяти вечерах» танец совершенно удивительный... Первое отделение заканчивается им. Героиня, как уже было сказано, через 20 лет  встречает свою давнюю вузовскую любовь. Он и она 17 лет не виделись — Александр Ильин ушёл на фронт, а дальше война по-своему судьбами распорядилась. Они уже считали себя мужем и женой, да вот Родину защищать пришлось... А потом общение прервалось...

Тамара своего Ильина только и  любила, только  его и ждала, ждала... Сына умершей сестры воспитала, как своего. С ним и для него и жила. И вдруг её утраченный Саша приезжает – неожиданно….Она обижена глубоко, цветы от сердца велит выкинуть в мусор, шампанское от любимого – убрать... Всякие заходы делает он, в ответ – сплошной лёд... И всё-таки ему удалось к ней пробиться... Он тоже её помнил, любил. Женат не был, детей нет... И когда дело сдвинулось, он ушёл за своими вещами, чтобы вернуться, а  она, оставшись одна, танцует такой странный танец, очень выразительный, с ломанными руками (в изломах неожиданных), в такой поэтической пластике, что диву даёшься….

Откуда что? Не балерина же… Не знаю, кто бы ещё так хирургически точно мог в танце отразить все переживания, на неё нахлынувшие... Ведущей же темой танца была страсть, которую Тамара глубоко прятала в себе...Носила долгие годы... Племяш Слава её учуял, тётку принял всем сердцем и всячески содействовал тому, чтобы пара соединилась долгие годы спустя, хотя было препятствие из серии фильма «Москва слезам не верит» – в статусе героев. Он – просто шофёр с «северов», из морозной тундры,  выдавший себя из понта за главного инженера крупного химического комбината в городе Подгорске,  она – начальник цеха на предприятии, под её началом 80 рабочих... Общественница, успешная женщина... Знакомые сюжеты, понятные коллизии – самолюбие мужчины, отказ от личного в угоду амбициям…

Заканчивается всё хорошо благодаря окружению – племяшу-студенту химотделения вуза (А. Бурганов), его смешной подруге-телефонистке (Г. Гайфетдинова)... Пара соединяется, и героиня  приникает  к  любимому, сидящему на кресле, к его груди, вжимается в него всем телом, слегка приоткрывая те жесты, которые мы видели в её танце – то есть душу, закрытую очень прочно ввиду воспитания, которое давали нам матери в те годы. 

Вспомнила директора одной из казанских гимназий, с коей виделась ещё до спектакля… Говорила она о том, что в обществе что-то висит плохое, дети отбились от рук, родителей не слушаются. Пятиклассники — самые шумные и неуправляемые люди, уже и в школе дерутся... Родители приходят к ней и просят помощи. А по идее она должна просить её у родителей... И говорит мне: «Моя мама умерла, когда мне было 38 лет. И я помню, что при маме я была  тише воды-ниже травы. Мама только взглянет, и я уже затихаю. До её последних дней...». Строгость была в поколении наших родителей, отсюда и такая закрытость в выражении чувств, стеснительность, стремление скрыть все эмоции. Нынешние родители пренебрегают обязанностями отцов и матерей, не видят своих детей за гаджетами, дети их  не чувствуют. Эмоции выражаются у них бурно, неконтролируемо, и поэтому такие сюжеты, как в этом спектакле, они вряд ли бы поняли. ...

Так я увидела героиню: скукоженную мамиными запретами на выражение чувства, но сохранившую его бережно... Убедила она меня! Знаете, во мне тоже живёт юношеская, школьная ещё, незавершившаяся в силу жизненных обстоятельств любовь, от которой нет исхода. Мы же сильны в возможностях унять сердце, если нужно. Потому слёзы были в моих глазах, когда смотрела спектакль... Себя в героине видела. Только встреча со старой любовью не случается никак – жизнь мешает...

И об актёре Минвали Габдуллине. В кинопостановке партнёром Людмилы Гурченко был Станислав Любшин, и он был ещё скучнее, чем его любимая женщина... Просто ходячий циркуль. Суетится, бегает от одной женщины к другой, лицо постное… И непонятно, кто ему на самом деле ближе — Тамара или Зоя, или ещё кто… Ильин в постановке нашего театра понятен: ему дорогА одна женщина, «звезда» из его юности, и ради неё он готов на многое, хотя и тушуется в жизни... Мы  вспомнили, что этот актёр  играл в спектакле «Буранный полустанок» от Айтматова  – роль верблюда Каранара.  Роскошно играл. Характерный актёр. Мне он был ближе, симпатичнее в разы, чем Любшин… Видимо, специфика народного татарского театра плюс новое время смогли придать большую выразительность самому материалу, и игра актёров оказалась настолько ближе зрителю, насколько это было возможно…

Габдуллин тоже сдержан, знает, что виноват кругом, что любимая сердится, а потому отказывается поначалу от его подарков... И в постановке камаловцев  он ищет ЕЁ активнее, чем она его. В кинофильме наоборот: Тамара настойчива,  пытается склеить то, что порвало время, увидев любимого спустя годы у себя дома. Она в фильме вся в действии, а он прячется как-то нелепо, глупо... Режиссёр А. Заббаров поменял акценты, чем оживил текст пьесы... Вставил эпизоды улицы – герои запросто катаются на катке на коньках (такое покрытие сцены удивило), любуются огромной луной, как когда-то в юности, и эта Луна – тоже героиня в пьесе,  ВИСИТ над сценой, привлекает (или отвлекает?) внимание…

Артисты, сыгравшие молодых актёров, полностью были в тональности пьесы, убедительны в тех ролях, что им достались... Юмора много, как обычно. На это театр им. Камала большой мастер...

Следующий спектакль, о котором напишу, – «Очарованный танцем» («Бию парие»). Гардеробщица в театре  в ответ на мою реплику после её приглашения приходить к ним ещё раз — реплику о том, куда мы скоро пойдём, сказала следующее: «О! Это отличный спектакль!». На что  я произнесла: «А что в Камаловском может быть не отличного?».

Вот такие мои мысли.. .Если хватило терпения дочитать до конца — благодарю.  На том разрешите откланяться!  Здоровья вам всем, вашим семьям, уважаемые читатели! Огромный привет всей труппе театра им. Г. Камала и нижайший поклон всем занятым в таком  замечательном спектакле как  «Пять вечеров»! Надеюсь, что ими ещё будут поставлены  произведения русской классики, которая оттеняет выгодно классику татарскую.

Со всяческим уважением бывшая сотрудница КазГУКИ и КазГИК (была и доцентом, и профессором, и завкафедрой там на протяжении 19 лет), а ныне профессор Университета управления «ТИСБИ», д. соц.н. Карцева  Лидия Валерьевна, ваш искренний, придирчивый и постоянный зритель с 1973 примерно года…

Лидия Карцева

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
242
0
2
Комментарии (0)
Символов осталось:
Ришат Төхвәтуллин шатлыклы хәбәр белән бүлеште
FIFA җанатарлары фестиваленнән фоторепортаж
ARTS BILER FORUM
«Без - Тукай оныклары» төбәкара чатырлы ял аланы (фоторепортаж)
«Сәләт» оешмасының чишмә башы
  • 30 мартта дәүләт торак фондына 25
Реклама
FIFA җанатарлары фестиваленнән фоторепортаж
ARTS BILER FORUM
«Без - Тукай оныклары» төбәкара чатырлы ял аланы (фоторепортаж)
«Сәләт» оешмасының чишмә башы